« Я знаю газету Metro, она очень популярна во Франции, я её постоянно читаю » .

14 января стартует триллер Алис Винокур «Телохранитель» о Винсенте (Маттиас Шонартс), который нанимается охранником в дом богатого человека и влюбляется в его жену (Дайан Крюгер). 

Вы не первый раз в России?
Четвёртый. Я ездила в Россию учить язык. Я была и в Москве, и в Санкт-Петербурге. В детстве мне мама читала русские народные сказки – например, «Василиса Прекрасная». И тогда я влюбилась в русскую культуру. Надеюсь, я смогу снять часть своего следующего фильма в России – в Звёздном городке. Это очень дорого, но надеюсь, у меня всё получится.

Значит вы говорите по-русски?
Чуть-чуть. (По-русски. ) Я учила язык семь лет, но это очень сложный язык. Знаете, я много времени провожу в Софии, потому что мой парень из Болгарии. И у меня теперь перепутались русские и болгарские слова. 

Вы знаете Владимира Винокура? оказываю фото.)
Вы думаете, он похож на меня? (Смеётся.) Впервые вижу этого мужчину, но он мне нравится. Моя семья из маленького украинского городка Бердичев. Так что у меня украинская фамилия.   

Когда я смотрела «Телохранителя», я была уверена, что он снят мужчиной... 
Многие так думают. (Смеётся .) Для меня это комплимент. Этим фильмом я хотела сказать, что женщины могут делать кино любого жанра, в том числе экшен и триллер. Сегодня женщины могут всё! Во Франции много женщин-режиссёров. Но в других странах гораздо меньше, женщин не воспринимают всерьёз.   

И сама тема фильма не очень женская – солдат, который пытается вернуться к нормальной жизни после войны. 
Согласна. Во время написания сценария я встречалась со многими военными, они рассказывали, как легко для них убить человека. Меня это потрясло. И я хотела передать в фильме это ощущение опасности. В картине люди в масках вторгаются в дом, это же как в «Батаклане». Вдруг какие-то люди начали убивать других людей в Париже... Как будто ночные кошмары ожили. 

А где вы были, когда случился теракт в Париже?
Я возвращалась из Лос-Анджелеса в Париж. Я работала за компьютером, увидела новость об убийствах в «Батаклане», а это в двух кварталах от моего дома. Я тут же написала эсэмэску младшему брату: «Будь осторожен, в «Батаклане» стреляют». А он ответил: «Я в «Батаклане». Прячусь, пока меня не нашли, не звони и не пиши мне». Два часа он слушал выстрелы, крики людей, они почти нашли его, но спецназ вовремя подоспел. Он рассказывал, что это было как в кино. Теперь его мучает посттравматический синдром. И мой фильм «Телохранитель» об этом же – о страхе, который не покидает нас даже в обычное время. Кто мог представить, что в центре Парижа будут стрелять? Мой разум отказывается верить в это, мне хочется думать, что это лишь мой сон. 

В конце фильма, когда главная героиня Джесси возвращается и бросается в объятия Винсенту, это правда или это его фантазия?
Люди с посттравматическим синдромом не живут, они существуют, для них вся жизнь словно в тумане. И они не понимают, что происходит. Может, вся история Винсента – это тоже плод его воображения? 

На французком фильм называется Maryland, а на русский его перевели как «Телохранитель». 
Maryland  – это испорченная Wonderland (Мэриленд - город в США, где после убийства темногожего прокатилась волна протестов, Wonderland – страна чудес – прим. ред) И я надеюсь, русские зрители не подумают, что это очередной фильм с Кевином Костнером. Я не хотела создать типичный американский фильм. 

Вы хотели, чтобы зрительницы воспылали страстью к главному герою, т.е. вы объективировали Шонартса?  
Мужчины годами снимали женщин как объект страсти. 

Это маленькая месть?
Нет!  Я надеюсь, в фильме Маттиас не столько объект желания, сколько сложный персонаж, за жизнью которого мы подглядываем.