Друзья! Я рад, что этим словом могу обратиться к своим сотрудникам, клиентам, деловым партнерам и просто посетителям нашего сайта (http://www.li-er.ru) Ландшафтный архитектор Илья Васцекий Сегодня мне неожиданно захотелось поговорить с вами о счастье. Деловые люди редко обращаются к этим темам. Но если задуматься – какой смысл в наших делах, если они не делают ни нас, ни нашу землю счастливее? Это сложное понятие – счастье. По своему первому образованию я востоковед, и давно знаю, что "синь-фу" - 幸福 – счастье – наверное, один из самых сложных иероглифов, даже для великих мастеров каллиграфии, а это искусство ценится на Востоке не меньше, чем искусство живописца.   Присмотревшись, прочувствовав каждую линию, можно увидеть и гармонию, и симметрию, и растущее дерево, и уютное окно под крышей, и фигурку работающего в саду человека… Я мог бы заниматься китайским и японским языками, искусством, изучением истории и уклада жизни этих стран, и если мне попадается интересная, хорошая книга о них – всегда стараюсь найти время прочитать ее. Но был бы я счастливым человеком, если бы занялся востоковедением профессионально? Илья Васецкий ландшафтный дизайнер Москва Не знаю. Скорее всего – нет. "Почему? – удивятся многие,- такая престижная специальность, такие возможности для бизнеса, деньги…" Но все это нашлось для меня и на родной русской земле. Я мог бы стать художником – у моих родителей знакомых художников было множество, это были прекрасные люди, для того, чтобы написать свой иероглиф счастья, им нужны были, кроме кисти, множество красок. Архитектор Илья Васецкий А я рисовал, как всякий школьник, шариковой ручкой. Только потом я понял, что даже если рисовал что-то смешное – это был мой Путь – я учился рисовать свое счастье, как умел. Есть у Высоцкого мудрая песня о колее – помните? А я ведь чуть не угодил в нее. Казалось бы, что проще – пойти по отцовской стезе, "династия", много прекрасных (да и влиятельных) знакомых в этой области. Заранее скажу, что благодарен всем своим учителям в науке востоковедения – она тоже, в конечном счете, привела меня куда нужно. Но главное – мне удалось вырваться из чужой, хотя и такой уютной и знакомой колеи. И помогла мне в этом моя любимая тетя, которая оставила нам с братом на лето ключи от дачи под Солнечногорском в Московской области. Она понимала, что мы занимаемся, готовимся, времени мало, просила просто иногда поливать запущенный огород. Признаюсь и еще в одном – я в те годы – это был, кажется, 93-й, я был лентяем (а кто в молодости не лентяй? и что может быть скучнее в 17 лет, чем стоять со шлангом в руке и бессмысленно лить воду из шланга на запущенные грядки, или, согнувшись, выдирать сорняки?) Ландшафтный архитектор и дизайнер Илья Васцекий На чердаке дачи я нашел целую стопку книг по садоводству. Это были не какие-то пособия по инновационным технологиям в сельском хозяйстве (тогда и слова-то такие произносили только по телевизору, и то редко). Это был опыт наших предков. И с удивлением я обнаружил, что бестолковое разливание воды – действительно бессмысленно и даже вредно. Вода лишает воздуха аэробов – это бактерии, которые живут всего 30 секунд, оставляя после себя двух детенышей, а те – следующих, вот они-то и вскармливают картошку и морковку на наших огородах. Я прочитал, что наши предки никогда не вспахивали землю глубоко, не бросали зерно и не закапывали овощи глубже, чем живут эти маленькие кормильцы нашего урожая. Соседи стали считать меня лентяем. А уж когда я обзавелся "тяпкой Фокина" и с ее помощью уже не ранил землю впустую, не выдирал по-варварски все, что не морковка и не клубника (то есть – не занимался традиционной для дачников прополкой) все были уверены, что тетин огород погиб. Посмеивались, когда я разбил на участке цветник – всего-то четыре на три с половиной метра. А старая тетина дача преобразилась, зазвучала по-другому! Тогда пришло понимание – земля дана нам не только для потребления, красота ей нужна, как она нужна человеческому глазу, сердцу… А уж когда через два сезона мы с братом, хохоча, вытаскивали из земли тридцатисантиметровые морковки, а картошки собрали чуть не две тонны – уж не знаю, какой вывод сделали соседи, но я понял, нет существа благодарнее почвы, если подходить к ней с уважением, с состраданием, и с умом. Илья Васецкий ландшафтный дизайнер Москва Тут пригодился и институтский академический подход – все что сделано – записать, проследить за результатом, вносить в дневник погодные условия, все до мелочей. И главное - я познакомился с неформальным движением садоводов с красивым русским названием "Народные опытники". Мне вообще нравится слово "опытник" - "экспериментатор" делает что-то и ждет, что получится, а опытник учитывает опыт – и не только свой, а далеких поколений! Потом я познакомился со своим Учителем – с большой буквы! – Юрием Александровичем Слащининым. Архитектор Москвы Илья Васецкий И что меня поразило – он очень переживал, за то, как обращаемся мы со своей землей, боролся с бюрократами и лжеучеными, доказывал, спорил, не всегда побеждал – но был счастлив и остается счастливым! Он уже очень пожилой человек, часто проводит время в больницах – но продолжает работать! Мы подружились с его сыном, который издавал и редактировал журнал "Жизнь земная". И здесь я нашел, кроме множества полезных практических советов философскую глубину – человеческая "жизнь земная" коротка, и заниматься нужно тем, к чему зовет тебя душа. И тогда земля продлит твою жизнь. А потом произошло то, чему я не могу найти объяснения или названия: мне стали сниться сады. Удивительные сады. В них было все. Они поражали красотой, через них бежали ручьи с чистейшей водой, на ветвях деревьев росли ароматные диковинные плоды… Появилась новая мечта. Но мы живем в мире, где все стоит денег. И я основал свою первую компанию, дав ей название ЛИ ЭР – так когда-то называлось издательство отца. Ли Эр – это одно из имен великого китайского мудреца Лао Цзы, и переводится оно на русский язык "Мудрый Младенец". Надеюсь, папа не обидится, но, по-моему, к моему предприятию это название подходило больше: что еще так вечно молодо и бесконечно мудро, как Земля – а книги читают уже все-таки не младенцы… И вот прошло 20 лет. Я предприниматель, осваиваю сложную профессию телеведущего. Испытал на себе все сложности управления уже группой компаний, работал с очень крупными государственными организациями и бизнесменами. За время работы на телевидении встречался со звездами и с выдающимися мастерами нашей культуры и искусства. Везет? Да, конечно, везет тоже. Но и везение вещь не только случайная. Я вовремя занялся своим делом. Над нашими ландшафтными проектами трудятся отличные специалисты. Случайно ли такие люди пришли ко мне? Думаю, потому, что мы говорим на одном языке. А полностью счастлив я на даче, взяв в руки тяпку Фокина – гениальный, в России изобретенный и для нее как нельзя подходящий инструмент. А еще вдруг понял удивительную вещь – как только начинает болеть и умирать деревня, сразу также болеет, запутывается в словоблудии и исчезает настоящая интеллигенция. Когда-то мы несли миру хлеб, и хлебом встречали гостей. Сейчас в северные деревни, где живут одни пенсионеры, завозят овощи, которые раньше росли там на огородах… У каждого, конечно, свой путь, и чужая колея опасна. Но все дороги проложены по нашей земле. Кто мы будем, если изувечим ее до конца, а мы ее и так изранили, истерзали хуже врагов? Кому мы будем нужны? Я убежден, что Россия может и себя прокормить, и возродить науку наших предков – как сделать любую почву плодородной, не потерять ее, не убить! Но часто на один гектар мы не засеваем – а высыпаем в изуродованную землю 300 кг пшеницы, а мой Учитель Слащинин засевает 150 - и получает в 3 с половиной раза больший урожай, потому что его метод - безотвальная вспашка. Мы собственную землю режем, как ножом. Ну, да это проблемы деревенские, скажет городской (и не просто городской, а богатый) житель, я вот куплю себе участок в пару гектар и посажу на нем сады Семирамиды. И что же сажает он первым делом? Забор. Каменный, или деревянный с колючей проволокой поверху. Вышки с пулеметчиком не хватает. Сами себе строят не то лагерь, не то резервацию. Что с таким клиентом делать? Есть простой способ. Поговорить. Спросить о простых вещах – например, зачем бояться соседей? Хотя, увы, соседи бывают разные. Сады Семирамиды тоже не получаются. Увы – плохой вкус очень распространен. И мы снова разговариваем. Пусть у нас не растет достаточно вьющихся растений, чтобы оплести забор. Но давайте облагородим его, или хотя бы сделаем незаметным, покрасим умброй, или в цвет ароматной лианы каприфоли, просто незаметным карандашно-серым или другим оттенком, который скроется за аллейной листвой… И нам ни разу никто не пожаловался. Накопленные знания и ответы на вопросы делают свое дело. Не обходится и без смешных историй. Как-то клиент позвонил нам просто в ярости – "Вы мне подсунули бракованные тюльпаны!". Он просто не знал, что где угодно, хоть в Амстердаме они цветут полтора-два месяца. Объяснили, посмеялись вместе… И вдруг оказывается, что под маской "сурьезного" бизнесмена или деятеля – такой же простой, улыбчивый человек, радушный хозяин, щедрая душа. Он просто давно ни с кем вот так вот, попросту, не говорил, или с ним никто так не разговаривает. А может быть все наши беды, несчастья, глупости оттого и происходят, что мы разучились разговаривать друг с другом – а ведь мы – на одной земле, мы соседи, почти семья… Я хочу сегодня поговорить с Вами о счастье. И о красоте. И надеюсь, что Вы ответите! Ландшафтный Архитектор Москвы Илья Васецкий http://www.li-er.ru/o-kompanii/landshaftnyj-arxitektor-ilya-vaseckij/