Чей-то голос мне угрожает в трубку.

Там что-то про кеш и про мясорубку.

Bang-bang, свежий стейк, чья-то песенка спета.

Большие деньги любят тишину...

(песня "Бабло победит зло")

Как бы вы охарактеризовали своё отношение к деньгам?

Максим Кучеренко: Вся социальная функция денег описана в самой известной сцене романа "Идиот", когда деньги полыхают в камине. Вы хорошо её помните (момент, когда Настасья Филипповна берёт деньги от Рогожина и швыряет в камин. – Прим. ред.). В музыкальной индустрии – как в живом бизнесе: деньги могут на тебя упасть, что называется, и в этом мы немного напоминаем сами себе пиратов. Джонни Депп так и считает, что рок-музыканты – это современные пираты, и всем в пример ставит группу "Роллинг Стоунз". С возрастом игра усложняется: растёт семья, нужно расширять площадь и т.д. – и ты понимаешь, что именно тебе много и не надо. Из "богатых" фетишей у меня все сумки и чемоданы одного премиального бренда, ну и адекватная аудиосистема.

Жизнь била, била, да.

Жизнь крыла спалила.

Гагарин, я вас любила.

("Гагарин, я вас любила")

Влюблялись ли вы когда-нибудь в знаменитостей?

Владимир Ткаченко: Безусловно. В детском саду – в Аллу Борисовну Пугачёву, а в пубертате – в Маргариту Борисовну Терехову. "Зеркало души" – до сих пор один из любимых альбомов. Алла Борисовна – великая женщина. А лодыжки Миледи во время казни мне иногда до сих пор снятся. И ещё волосы. С кудрями в "Мушкетёрах" она, конечно же, Горгона, а с уложенными волосами в "Зеркале" как минимум Афродита. Видите, как я совпал: две Борисовны, два "Зеркала".

Как вы проявляли эти чувства?

Владимир Ткаченко: Проявление детского чувства было, да. Однажды я был в гостях, куда пришла Алла Борисовна. Я открыл дверь. Она вошла, не замечая меня, и на ходу сбросила пончо. Мне оставалось его только подхватить.

Кумиры юности безусловные – участники групп "Кино" и "Битлз". С тех пор ничего не изменилось. У меня хороший вкус! 

 Не спорь со мною –

Разобью телевизор.

Я слабонервный,

Я пишу стихи и хожу по карнизам.

 ("Слабонервный")

Можно ли к вам отнести определение "слабонервный"? Что самое невероятное вы творили под влиянием чувств и "нервов"?

Максим Кучеренко: "Слабонервный" – это старое бытовое определение детской нестабильной психики. Так бабушка говорила про моего брата, и мне было смешно. Если говорить об эмоциональном пике, то мне всегда нравилось определение группы The Doors – Break on through to the other side – что можно перевести как "прорваться на другой край". В каждом из нас есть ресурс чего-то "сверхчеловеческого". Та страна, в которой я родился, очень часто исповедовала эту ценность героя и сверхчеловека. Впоследствии я понял, что это форма шаманизма, когда ты способен присвоить стихийную энергию – в частности, энергетику музыки как искусства – и силу аудитории.

Дороги, которые мы выбираем,

Не всегда выбирают нас.

("Это судьба")

Расскажите, пожалуйста, про случаи, когда вам приходилось изменять мечте или мечту изменять.

Владимир Ткаченко: Если человек расскажет, как он изменил мечте, то он либо глуп, либо не такая уж это была мечта. Мечте изменять нельзя. Можно в ней разочароваться – это другое дело. А что значит изменить мечту? Изменить соответственно курсу доллара? Вчера хотел 500 миллиардов рублей, а сегодня 501? Это тоже глупость. И вообще, это настолько интимно, примерно как любовь к Родине. И самое главное – не надо мечтать чужую мечту!

Как говорил старина Толстой Лев Николаич, уходя из дома:

"Мой дом теперь везде,

где есть зарядка

телефона".

("Точка невозврата")

Без чего, кроме телефона, вы никогда не выходите из дома и не ездите на гастроли?

Максим Кучеренко: Я фанат своей собственной аптечки. По улицам я с ней не гуляю, но на концертах, а тем более на гастролях она со мной всегда. Там у меня всё есть, и коллеги даже знают и периодически "юзают" мои медикаменты.