Режиссёр: Эдвард Бергер
Сценаристы: Эдвард Бергер, Лесли Патерсон, Иен Стокелл, Эрих Мария Ремарк
В ролях: Феликс Каммерер, Альбрехт Шух, Аарон Хилмер, Мориц Клаус, Адриан Грюневальд, Эдин Хасанович, Даниэль Брюль, Тибо де Монталембер, и др.

Сюжет

Действие фильма, снятого по одноимённой книге, происходит в 1917 году в Германии, когда становится ясно, что страна сдаёт позиции в Первой мировой войне. Главный герой – молодой немецкий парень Пауль Боймер (Феликс Каммерер), как и многие его сверстники, отбывает добровольцем на фронт. Вчерашние школьники, некоторым из которых ещё не исполнилось 18, преисполнены романтическими патриотическими представлениями о защите родины. Однако с первых же дней война показывает им своё истинное лицо. Ребятам предстоит столкнуться со всеми её ужасами, бессмысленными жертвами, абсурдными  приказами и смертью, которая здесь на каждом шагу. 

Впечатления

Главное антивоенное литературное произведение ХХ века трудно испортить. Не удалось это и Бергеру, как и его предшественникам (режиссёр Льюис Майлстоун за экранизацию 1930 года получил два "Оскара", в 1979-м удачную телеверсию выпустил Делберт Манн).

Война, снятая немцем и на немецком языке, по сути, здесь показана вне времени и места, как явление, не поддающееся никакой логике и здравому смыслу, и как состояние, само по себе чуждое человеческой природе.

"Здесь всё как лихорадка. Её никто не просит, но она приходит", – говорит герой ближе к финалу, когда измотанным войной, вечно голодным и разочарованным во всём солдатам даже сам долгожданный мир уже не в радость. "Два года гранат и взрывов с себя так не скинешь. Эта вонь останется навсегда. И в этом замешано полмира, и Бог смотрит на нас, убийц", – говорит он.

Масштаб катастрофы и хаос происходящего Бергер детально показывает через происходящую на фоне этого девальвацию человеческой жизни. Вот был живой боец, о чём-то мечтал, писал письма домой, а вот уже с его трупа стягивают сапоги, окровавленную форму, сгребают в тюки, везут на стирку, потом сушат, штопают. Был человек, а не осталось ничего, кроме сорванной с шеи половинки металлического жетона да отпоротой с шинели бирки с именем.

Впечатляюще, по-немецки добротно, но, увы, не ново.