12 октября в прокате стартует "Аритмия" – фильм о двух молодых врачах. Режиссёр фильма Борис Хлебников дал Metro эксклюзивное интервью.

На предпоказах "Аритмии" зрители – даже взрослые мужчины! – плакали, пишут соцсети. Почему?
Я пока не очень понимаю, что там за механизм срабатывает. Наверное, показанные в "Аритмии" ситуации – развод, кризис отношений, потеря контакта с любимым – хорошо знакомы многим.

Борис Хлебников.

Борис Хлебников.

предоставлено пресс-службой кинокомпании СТВ., Другой

Фото:

У вас такой опыт был?
Он у каждого был.

Получается, это грустное кино – не светлое?
Мне кажется, что "светлое кино" – это ругательство, в нём изначально есть какая-то неправда. Глупо снимать "светлое" или "тёмное" кино. Надо снимать то, что тебе самому кажется правильным.

Критик Антон Долин написал, что вы сделали "хорошее кино"…
Я понимаю, о чём он говорит: если ты делаешь социальное кино в России, то у него в принципе не может быть хеппи-энда. Но если бы умерла девочка, а Олега посадили (главный герой, врач скорой помощи) – ну мне неинтересно такое снимать.

Не жалеете, что ваше "хорошее кино" не взяли на "Оскар", предпочтя ему довольно мрачную звягинцевскую "Нелюбовь"?
Нисколько, я, наоборот, доволен. "Аритмия" – фильм не для "Оскара".

У "Аритмии" позитивный финал? Там столько остаётся за кадром, и неизвестно, чем кончится история Олега и Кати…
Верно. Мы об этом долго думали с Наташей Мещаниновой (сосценарист картины) и пришли к выводу, что суть не в финале. Самое важное, что герои научились говорить о своих чувствах.

Для финала вы сняли совершенно потрясающую сцену – кажется, что это прямая отсылка к библейскому Моисею. Фельдшер выходит на дорогу и буквально "разгоняет" машины, мешающие скорой…
Я очень боялся, что это будет выглядеть претенциозно! А вообще – это ролик YouТube  из Петербурга.

А почему снимали в Яро­славле?
Продюсер Юрий Ваксман создал там настоящий киногород с возможностью снимать в любой нужной по сценарию локации. Больницу мы показали абсолютно реальную, действующую. Настоящей была и "съёмная квартира" – мы отремонтировали её для фильма.

С потрясающей достоверностью. "Аритмия" цепляет в том числе этим точнейшим воспроизведением действительности.
Я за это очень благодарен художнику-постановщику Ольге Хлебниковой. Это моя сестра, мы работаем вместе с первого фильма: наблюдательность у неё потрясающая, поэтому бытовые сцены кажутся реальными.

Расскажите про актёров. Понятно, что Яценко – это ваш талисман…
На самом деле главного героя мы искали полгода. По сценарию Олегу всего 28. А Яценко старше. В какой-то момент я понял, что мы ошиблись: не может у человека под 30 лет быть столько личного и профессионального опыта. И позвали Сашу. А вот Ирину Горбачёву мы нашли сразу – и это было совершенное счастье. Я очень её люблю: такое чувство юмора, честность, прямолинейность и одновременно корректность встречаются редко. Всё это Ирина транслировала в свою роль.

А в какой момент вы решились на "полную обнажёнку"?
Я мог бы прикрывать Горбачёву, если бы нам требовался какой-то условный секс. Задача была иной – снять поспешный, бытовой акт, от которого никто не получил удовольствия. Поэтому прикрывать ничего здесь нельзя… Это очень понятная ситуация: люди долго ругаются и собираются разводиться, случается вот этот ни к чему хорошему не приводящий секс.

Если бы Олег не пил, какой бы "уравновешивающий" у него был?
Все спрашивают, почему герой пьёт. Это случается с людьми, особенно в кризис. И профессия врача на скорой не самая простая. Степень перевозбуждения такая высокая, что без "допинга" даже уснуть невозможно. Либо алкоголь – либо успокоительные.

Врачи не считают, что вы сняли "чернуху"?
Нет. Говорят, что в жизни так всё и есть. Я думал, что критики будет больше.

"Аритмия" сделает вас народным режиссёром?
Думаю, нет.