В течение двух часов с большого экрана Ксения Собчак и режиссер картины Вера Кричевская рассказывали историю жизни и трагедии Анатолия Собчака.

На экране персонажи сменяют друг друга: десятки спикеров из прошлого и настоящего, враги и друзья делятся своими воспоминаниями о политике, чье имя знала практически вся Россия. Половину персонажей легко можно было бы вывести из фильма, заполнив это время хроникой тех лет, расширенными воспоминаниями Людмилы Нарусовой и самых близких друзей.

Один из главных героев фильма - президент Владимир Путин, в 1990-е он был заместителем и близким другом Анатолием Собчака. Именно он помог тяжело больному бывшему мэру Петербурга покинуть страну и не оказаться в тюрьме.

- Нет хороших и плохих, есть люди, которые на протяжении своей жизни совершают поступки и проступки, переживают из-за этого, извиняются, - говорит Ксения. - Я против черно-белого мира. В своем фильме мы пытались показать многогранность наших героев. У Собчака оказался самый верный единственный друг – это Владимир Путин. Он спас моего отца, и я благодарна Путину за этот поступок.  При этом он не поддержал те ценности, которые были дороги моему отцу. Владимир Путин построил свою, другую систему. Что ценнее – мы не знаем. Это открытый вопрос зрителям.

По словам Ксении, все запланированные спикеры в фильме снялись. Исключением стал бывший генеральный прокурор Юрий Скуратов.

Что рассказывала Ксения Собчак об отце и о фильме:

Высшей точкой подъема для отца стал путч 1991-го года. Ощущение собственного достоинства, борьба за свободу, когда кажется, что завтра это будет другая страна. Потом начался спад, и в результате увяз в дрязгах с мелкими интриганами и бизнесменами. На мой взгляд, это трагедия.

Сейчас отцу тяжело бы жилось. Возможно, он переломил бы себя, засунул свои либеральные взгляды куда подальше и занял высокий государственный пост. В этом случае Анатолию Собчаку, человеку совестливому и нравственному, было бы тяжело и страшно. Он бы точно знал про себя, что пошел на чудовищный компромисс. В случае, если бы Собчак не пошел бы на этот компромисс, ему жилось бы еще тяжелее.

По своему характеру отец не мог ходить строем, всю эту  эстетику Советского Союза ненавидел, а для меня очевидно, что сейчас мы вернулись к ней в полный рост.

По советским временам наша семья считалась зажиточной. У нас была отдельная трехкомнатная квартира, у папы две профессорские ставки, он возглавлял две кафедры в университете. Мама – доцент, подхалтуривает, дает уроки русского языка французам, получает по бартеру какие-то вещи, которые ее ученики привозят из Парижа. Все это было задолго до развала СССР.У меня отдельная комната, румынская стенка, бархатный диван. Мы не пользуемся общественным транспортом, ездим на такси.

Папа пошел в политику не для того, чтобы обогатиться. А чтобы изменить государственную систему. Он стал лидером перестройки, но жить продолжал как раньше. В фильме мы показываем фото, где мама в пальто от Пьер-Кардена, у нее сумка Кристиан Диор. Конечно, в стране, где произошли социальные потрясения, это выглядело вызывающе. И папин лоск, и походка с Елисейских полей, которая сначала восхищала и давала надежду, позже на фоне талонов на еду стала восприниматься как  пощечина. Почему он не понимал, не чувствовал, что это будут считывать именно так? То ли не хотел врать и лицемерить, то ли ему было некомфортно себя ломать, то ли он это делал ради мамы. Я не знаю.