Репортёр Metro узнала причины, которые заставляют людей покидать квартиры, когда власти просят всех жителей города соблюдать домашний режим.

Мансур, студент-медик, 21 год

Я живу с мамой, ей в мае будет 53 года. Вчера она меня даже в магазин не выпустила, хотя он в 15 метрах от дома. Сейчас она поняла, что просто так я не выхожу. За четыре дня первый раз вышел на улицу. Я не развлекаюсь. С 6 апреля у меня практика, я и должен был забрать с работы медкнижку. Я работал уборщиком в Burger King. Но менеджер у нас очень “добрая”. Я её ждал полчаса, но она не вышла – якобы занята. И я расстроился чуть-чуть и ушёл. Лучше новую книжку заведу. Я учусь на фельдшера, выпуск через два месяца. Из-за вируса нас вызвали на практику с трудоустройством в больницу. Распределили всех, кроме меня, потому что медкнижки нет. Коммунарка была в списке, но мы туда не попали. Скорее всего, в Филатовскую, 15-ю.

Мансур.

Мансур.

Мария Беленькая, "Metro"

Фото:

Антон, курьер, 37 лет

Сейчас удобнее работать, никто не мешается. Я решил улучшить себе условия труда и буквально за день до объявления всеобщего режима самоизоляции приобрёл себе самокат. Если полиция спросит, почему я на улице, отвечу, что я курьер и у меня производственная необходимость. У меня в приложении есть справочка.

Антон.

Антон.

Мария Беленькая, "Metro"

Фото:

Луиза и Рамзан, безработная и строитель, 22 года и 29 лет

Мы вернулись домой из ближайшего Подмосковья. Уезжали туда ещё до эпидемии. Приехали на общественном транспорте. Там стало пусто и комфортно. Нет толкучки.

Рамзан: К возможности заболеть вирусом относимся как к джекпоту. В смысле, что шанс выиграть его – один на миллион. Завтра пойду на работу.

Луиза: И иммунитет будет, если переболеть. Паники, что заразимся, у нас нет.

Луиза и Рамзан.

Луиза и Рамзан.

Мария Беленькая, "Metro"

Фото:

Ирина, домохозяйка, 40 лет

Меня на машине привезли к пункту выдачи для получения срочной посылки. И я жду теперь снова машину, чтобы уехать.
Я понимаю, где я нарушаю. Например, я относила анализы к врачу. Это можно было отложить на месяц. Но неизвестно, как дальше будет чувствовать себя организм. Это не коронавирус, а одно из хронических заболеваний, которые у всех у нас есть. Но мы с детьми-школьниками не гуляем, в магазины хожу по минимуму. Дети не выходят вообще, потому что мне себя одну продезинфицировать гораздо проще. После возвращения домой я умываюсь, мою руки, промываю нос, выбрасываю перчатки.

Анна (имя изменено), врач-гинеколог, 65 лет

Помимо коронавируса у людей ещё очень много проблем, многие обращаются, поэтому мы работаем по скользящему графику. Спасибо родине, что я хоть ещё работать могу. Сидеть в заточении – это пытка. Все меры предосторожности соблюдаю. В перчатках, которые потом выбрасываю. И всегда в респираторе. Из-за него на работу теперь езжу на автобусе, потому что ходить стало тяжело – очень тяжело дышать в нём. На работе надеваю сверху обычного костюма ещё одноразовый халат, шапочку.

Очень тоскливо, что город опустел. У многих депрессия. Но это правильно, что он такой опустевший, так и надо. Если бы не работа, я бы тоже дома сидела.

Ещё у меня вопрос. Мне 65 лет, и у меня сразу заблокировали проездной. Естественно, у меня есть справка, я её показываю, и ко мне претензий нет. Но это неприятно, как будто я прошу милости какой-то.

Алексей, 50 лет

Я вышел погулять, подышать. Грустно, что всё это происходит, что мы до этого дошли. Если полицейский подойдёт, я у него сначала документы проверю. Что ему скажу? Что у меня клаустрофобия, и мне надо выходить гулять.

Алексей.

Алексей.

Мария Беленькая, "Metro"

Фото: