AFP

Фото:

На получение «Оскара» в номинации «Лучшая актриса» в этом году претендовали сразу несколько звёздных дам, среди которых Марион Котийяр, Фелисити Джонс, Джулианна Мур, Розамунд Пайк и Риз Уизерспун, однако статуэтка всё же отошла Джулианне Мур за роль в картине «Всё ещё Элис». Для актрисы, исполнившей роль больного Альцгеймером профессора, это пятая номинация на «Оскар» и первая победа. Мур признаётся, что никогда не забудет тот день, когда ей вручили эту премию.

Вы пережили пять номинаций и наконец-то получили статуэтку. Она много для вас значит?

– Главное, что делает «Оскар», – это привлекает внимание к тому проекту, в котором ты принимал участие. Люди очень заняты и вовсе не хотят тратить своё время на то, чтобы идти в кино и смотреть там спорный фильм. А если картина стала лауреатом «Оскара», то он точно понимает: фильм заслуживает внимания. Так что это очень хорошо. Теперь я могу быть уверена, что мою работу увидят как можно больше зрителей. Впрочем, конечно, дело не только в этом. Так приятно, когда люди тебя поздравляют или когда звонят именитые бренды и предлагают надеть их платья или украшения на церемонию. Это так мило. Вечер, в который вручают «Оскара», – это настоящий праздник, которого ждёт любой актёр.

Для вас было важно, какое платье надеть на церемонию?

– Необходимость быть модной в этот вечер всeгда заставляла меня ужасно нервничать. До сих пор помню, как накануне первой номинации я прошла через настоящий ад в поисках платья. Вообще, есть даже такая шутка, что никто не запоминает, кому и за что вручили «Оскара», а вот кто в чём пришёл, помнят все.

Вам было сложно вжиться в образ своей героини?

– Конечно, очень сложно играть человека, о состоянии которого я знала так мало. В процессе съёмок я столкнулась с тем, что большинство информации о болезни Альцгеймера и о состоянии больного мы получаем вовсе не от самих людей, а от врачей, родственников, сиделок, друзей. В общем, в эмоциональном плане всё очень субъективно. Так что прежде чем приступать к съёмкам, я провела собственное исследование и пообщалась со многими людьми.

С кем, например?

– Я общалась с руководителем Международной ассоциации болезни Альцгеймера, разговаривала по скайпу с разными женщинами, страдающими этим недугом. Я встречалась с врачами, исследователями, проходила те же тесты, что проходят больные. Я пыталась встретиться с женщинами, находящимися в разных стадиях развития болезни. Все они были очень внимательны ко мне, щедро делились своим временем и информацией.

Так вам можно присудить «Оскара» не только за игру, но и за дополнительную подготовку!

– Да. Прежде я никогда не сталкивалась с этой проблемой. Кстати, сейчас я поддерживаю отношения с одной из женщин. Она самая молодая из всех, с кем мне пришлось общаться в процессе подготовки к фильму. Ей поставили диагноз в 45 лет. Когда я её впервые увидела по скайпу, решила, что мы практически как сёстры. Она тоже рыжая. А все рыжие немного похожи. Она медсестра по образованию. Когда мы начали общаться, ей исполнилось 49 лет. Интересно, что я познакомила её со многими своими друзьями, и никто из них даже не заметил, что она больна. Она очень общительная. Эта черта вообще отличает тех, кто страдает болезнью Альцгеймера. Вместо того чтобы исчезнуть из вашей жизни, они стараются поддерживать контакт и вести обычный образ жизни.

Фильм получился похожим на жизнь?

– Самое ужасное в этой болезни то, что люди чувствуют себя одинокими. Многие из них вынуждены бросать работу. Одна женщина жаловалась мне, что совершенно не понимает, что ей делать. «Мои друзья всегда заняты, а я одна не могу ни водить машину, ни ходить за покупками», – жаловалась она. Моей же героине Элис повезло – у неё есть Лидия (Кристен Стюарт). Лидия поддерживает её, помогает, окружает любовью.

Это правда, что вы лично позвали Алека Болдуина на роль мужа главной героини?

– Да, мы вместе с ним работали в сериале «Студия 30». Прочитав сценарий, я сразу вспомнила об Алеке. В этой работе он проявил себя как яркий, эмоциональный актёр. Не меньше удовольствия мне доставила работа с Кристен Стюарт, которой ради роли, кстати, пришлось сильно поправиться.

Кристен, которую прославили «Сумерки», во время съёмок не вела себя как гламурная дива?

– Моя профессия приучила меня находить общий язык со всеми, нравятся они мне или нет. Но это настоящее счастье, когда партнёры ведут себя на площадке вежливо и дисциплинированно. В случае с Кристен это было именно так.

Теперь у вас есть «Оскар». К чему вы стремитесь, что самое главное?

– В любом случае мои дети для меня важнее всего. Когда они здоровы, счастливы, накормлены, то и я чувствую себя фантастически, тогда я спокойна и готова к любым проектам.