В День Победы и перед ним принято вспоминать знаковые, ключевые моменты Великой Отечественной войны. О Курской Дуге, о блокаде Ленинграда, о Сталинградской битве, о битве за Москву. Но о том, что происходило в столице во время войны, говорят не часто. Сражений тут не было, многие жители покинули город и уехали на юг или на восток вместе с детьми. Но всё-таки остались многие, и все пять лет, что шла война, они старались жить и не падать духом. Metro решило разобраться, что происходило на нашей малой родине.

– Мои родственники, например, все остались, – рассказала Metro куратор новой выставки Музея Москвы "Город победителей" Ирина Карпачева. – Было предписано эвакуировать детей, но очень многие оставались в Москве. Люди решали сами. У нас на выставке будут воспоминания людей, которые детьми были в Москве во время войны. Первыми начали эвакуировать государственные учреждения, но некоторые оставались. Моссовет, правительство – все работали.

Самым сложным моментом для города стала осень 1941 года. Фашистские войска тогда подступали к городу.

Один раз прибежала женщина из блиндажа, после налёта вышла. Говорит: "Смотрите! Немцы десантировались!". А туман небольшой был, мы смотрим, трава шевелится и что-то белое в ней передвигается, как парашют. Мужики за ружьём и ползком туда – оказалось обыкновенная лошадь белая. Ходит, ест себе.

– У меня отец служил во внутренних войсках. Тогда они выезжали на дорогу и закрывали проезд. Некоторые подъезжали, выходили из своих машин и кричали: "Да ты знаешь кто я? Да я тебя к стенке!". Но ничего не работало, Не выпускали, – рассказал Metro ветеран метрополитена Алексей Павлович, который видел военную Москву ребёнком. – В 41 году, 16 октября был день всеобщей паники в Москве. Немцы были на подходе. 

Кстати
В 1941-м году была суровая зима.

ыло очень холодно. Топить-то топили, но топлива было мало. Были сильные морозы, топили буржуйки, вырубали деревья на улицах, разбирали заборы". 

Исследователи из Музея Москвы говорят, что официального приказа никого не выпускать не было, однако не исключают, что на отдельных постах могли произойти и такие случаи.

– Никаких секретных предписаний не выпускать людей из города не было. Наоборот, позже была проблема въехать в город. До конца 44 го года была тяжело въехать – только по паспортам и с пропиской. В том числе, чтобы бороться со шпионами, – сказала Ирина. – 16 октября действительно был пик выезда, когда москвичи покидали город. Очевидцы рассказывают, что по улицам тянулись машины, подводы с лошадьми – всё, что могло ехать, всё, что двигалось, использовалось, чтобы покинуть город. Люди с тюками и чемоданами уезжали. Тогда  по городу прошёл слух, что эвакуируется всё правительство, что Москва – закрытый город. Но оказалось, что это не так. 7 ноября, на парад, в самый сложный момент для Москвы, в период оккупации, вдруг оказалось, что все на месте. Это было бомбой для Москвичей, потому что все были уверены, что это немецкие танки вошли в город. Люди высыпали на улицы, но оказалось, что это наши танки идут на парад. 

Прямо с парада войска отправлялись на фронт, где всего в нескольких десятках километров от города шли бои, а те, кто оставался, готовили встречу врагу – на случай, если он всё-таки прорвётся.

– В парках и на стадионах тренировали отряды. Существовал даже специальный отряд, который в случае, если фашисты всё-таки прорвут оборону Москвы, был готов взорвать город. На улице Горького они сидели практически в каждом доме. Это были ребята, спортсмены, комсомольцы и добровольцы. Они были готовы взорвать себя и Москву, если Гитлер всё-таки придёт. Так что Москва не сдалась бы в любом случае, – объяснила Ирина Карпачева.

Ещё с июля начались мощные авианалёты. За первый день в небе над Москвой появилось 250 машин Люфтваффе. Фотографий того момента не осталось, но, по словам очевидцев, шли они волнами, по 50 самолётов. Двадцать из них удалось сбить. ПВО отработало отлично.

В Музее Москвы во время войны совсем не было отопления, оставались два сотрудника, которые начали формировать экспозицию, посвящённую войне. Эти два сотрудника вели летопись военной Москвы. Записи сделаны разными чернилами. Чернила замерзали, бумага рвалась и все записи делались буквально на обрывках, на блокнотах: где нашли бомбу, когда, как она упала.

– Перед Рабочим и Колхозницей был огромный бассейн чистой воды, мы туда ходили купаться. А орудия стояли там, где сейчас центральный вход на ВДНХ, – вспоминает Алексей Павлович. – Там было поле, перед ним овраг и ручей, который впадал в Яузу. И здесь батарея – четыре орудия. Как грохнет! Дома стаканы все тряслись. В первые месяцы войны немцы летали тут, чуть колёсами крыши не задевали. Низко-низко. А потом из Ленинграда пришли новые артиллеристские установки. Снаряды килограмм по 16. Самолёт в дребезги! И всё – прекратилось. Высоко-высоко летали. Рёва больше не было. 

Авианалёты происходили довольно часто и в определённый момент жители города вычислили некоторую закономерность – бомбили в разное время, но никогда не происходило ничего подобного в промежуток между часом и тремя дня. Москвичи шутили, что у фрицев обед.

Именно в эти спокойные часы стали устраивать представления в театрах. Часть актёров осталась.

– Город жил как мог! Даже в конце 42-го года решили провести ёлку в Саду "Эрмитаж". Для детей там построили городок. О ёлках почти забыли, они были отменены. А тут решили сделать такой праздник для детей, – рассказала Ирина. – Моя мама рассказывала, они жили на "Маяковской", что они никогда не спускались в бомбоубежище. Бабушка их говорила: "Умрём здесь, все вместе". И как-то раз прибежала подружка её и сказала, что в метро, где все прятались, дают мороженое. 7 ноября детям давали мороженое! Это был потрясающий знак внимания.

В самом городе самолёты не падали – это, как правило, происходило за городом. Один из сбитых самолётов выставили на всеобщее обозрение на Театральной площади – чтобы поднять боевой дух. Позже, в 43-м на Пушкинской набережной а парке Горького устроили выставку трофейного вооружения. Кроме того, город защищали не только орудия, но и художники.

– Центр города был перекрашен. У нас есть воспоминания одного из москвичей,  в которых он рассказывает, как на улице Горького на асфальте рисовали деревья, разрисовывали здания, чтобы с высоты непонятно было, что это. Большой театр был раскрашен. Кремль был затянут материалом, на котором со стороны Москва-реки были нарисованы окошки – как будто там просто дома, а не крепостная стена. Башни были спрятаны в специальные колпаки, звёзды были сняты. Такие фотографии у нас есть, – добавила Ирина.

Победу город отмечал два дня. Начали ещё вечером восьмого мая.

– В это время у меня дядька жил в Ветошном переулке. Восьмого мая я был у него с братом двоюродным. Самолёты летят, везде стреляют! Ночь была праздничная, лихая, – вспомнил Алексей Павлович. – Девятого хотели вернуться, но нас не пустили. По Садовому кольцу всё закрыли. Пускать начали только часов в пять вчера. Такой салют был. Огромным. Долбили всю ночь. У кого были ракетницы военные, стреляли. Летит, летит, потом – ба-бах! Красота...

Кстати
Где можно узнать подробнее о Москве военного времени.
  • Музей Москвы. Выставка "Город победителей" откроется 9 мая и продлится до 6 декабря 
  • ВДНХ. В Центрпальном павильноне 9 мая открываеся выставка, посвящённая жизни в тылу.
  • Московский зоопарк. Здесь 9 мая пройдут тематичские экскурсии, где расскажут о том, как жил зоосад во время войны.