Факты:

Мамошин Михаил Александрович:
•    Деятельность. Руководитель «Архитектурной мастерской Мамошина», член Градостроительного совета Санкт-Петербурга, эксперт  Всемирного клуба петербуржцев при Государственном Эрмитаже
•    Работы. Архитектор является автором более 50 зданий, построенных в Санкт-Петербурге и его пригородах.

Какие самые злободневные проблемы градостроительства и архитектуры в Петербурге?

  • Больная тема - строительство жилья на границе двух субъектов - города и области. Петербургу нужно куда-то расти. Но в последние годы близлежащие пригороды развивалась весьма хаотично. Главный вопрос для современной Ленинградской части города - возвращение к мышлению в формате агломерации, потому что все развитие Ленинграда в советское время шло совместно с областью. Это позволяло обеспечивать город зелеными насаждениями. Очень бы хотелось, чтобы на архитектуру новостроек Ленинградской области тоже обращалось больше внимания, ведь там живет огромная часть населения. Нужно, чтобы внешним обликом новостроек занимались архитекторы "по гамбургскому счету", а не только по образованию. Что касается города, то появились новые узловые точки пересечения новых магистралей, кольцевой с улицами, эти пространства должны быть осмыслены и градостроительно обозначены - возможно, высотой, которая могла бы быть выше 40 метров. Сегодня этот процесс начинается.

Почему в Петербурге сейчас так мало работает иностранных зодчих? Ведь большинство шедевров, которыми мы любуемся сегодня, - творения зарубежных архитекторов.

  • Этот процесс длился только до первой половины 19 века. И многие из эти специалистов были петербуржцами. Есть конечно, исключения - например, немец, Лео фон Кленце построил Новый Эрмитаж. А большинство родились всё-таки в России. Если же говорить о попытке сделать Петербургу какую-то иностранную "прививку", она в нашем городе однозначно не состоится, потому что кроме Рикардо Бофиля никто у нас не может и не сможет работать, потому что нужно слышать город и вести с ним диалог. Уж больно у нас всё идентично - это наш бренд. И естественно, иностранные специалисты не вписываются - у них нет осознания культурной значимости, идентичности Петербурга для русской культуры.

Сейчас есть много объектов, находящихся под охраной КГИОП. Как городу развиваться?

  • Такая проблема есть во многих городах. Например, во Франции, действуют градостроительные законы, которые принимались во времена Наполеона. И это только на пользу. Мы должны наше наследие если не улучшать, то хотя бы не портить. На сегодняшний день законодательная база развивается, есть вопросы которые нужно обсуждать - диалог с градозащитниками. Их осталось очень мало, а точнее, многие стали "профессиональными" градозащитниками.

Как вы относитесь к этому сообществу, кстати?

  • Для меня градозащитник - это человек уровня Лихачева, который в своей области добился признания, который бережет бренд русской культуры в формате своей деятельности. Его знания настолько высоки, что они важны для города. Михаил Пиотровский, всемирный клуб петербуржцев - вот, с моей точки зрения, легитимные представители общественности. а те, кто просто по судам ходит - это скорее "градонападающие".

Как вы относитесь к таким безумным идеям, как, к примеру - засыпать Обводный канал, проложить дорогу через Удельный парк.

  • Зеленые насаждения, безусловно, надо беречь. Удельная - это среда, сформированная в 50-е и к ней надо относиться как к наследию, предлагая более качественные решения. Засыпка Обводного канала - действительно, безумная идея. Но она не нова, этот проект в 1914 году делали Бенуа и Енакиев. Тогда на мероприятиях по преобразованию Петербурга было много таких идей, которые так и не получили развития. Я сейчас жалею, что не случился новый Обводный канал, который был в Генплане 35 года. Его створ мы еще прослеживаем, его недавно застроили - это публичная библиотека и суды. Эта зона держалась под канал до строительства дамбы. Ведь чем воды больше, тем лучше. Надо наоборот ее увеличивать, а не уменьшать.

Назовите градостроительные и архитектурные удачи за последние годы?

  • Наверное, там, где есть диалог города с водой. Это ведь главная наша тема. А в градостроительном плане нет крупномасштабных сюжетов, которые были бы инновационные и побудили бы к действиям, задали правильное направление. Все объекты в историческом центре заслуживают интереса. Опять же те, которые находятся рядом с водой.

На что опираться современным специалистам в спальных районах, когда вокруг серые кварталы 60-х годов?

  • Ничего подобного. Все, что после 70 года - это уже разумное строительство, его надо просто привести в порядок. Там оцинкованные закладные, очень долговечные. А все, что до - надо разбирать и что-то строить взамен, потому что это угрожает безопасности.

Как вы оцениваете работу КГА?

  • Мне кажется, перезагрузка в КГА - это новые мысли. Идет развитие в контексте петербургской-ленинградской школы строительства - мышление ансамблями, попытка думать комплексно, опять же строить диалог с водой. И это можно только приветствовать. Выстроить горизонталь из новостроек, сделав их до 40 метров по высоте - это ведь благо для города. Жалко, что этого не было раньше.