Цитата

Участник группы «Вежливый отказ» Роман Суслов

«Появление рок-лаборатории способствовало нашей активизации по вылезанию на поверхность».

 

На сцену клуба Yotaspace выйдут сразу несколько коллективов, начало карьеры которых пришлось на пору активной работы лаборатории: «Крематорий», «Ногу свело!»,  «Вежливый отказ», «Чудо-Юдо», «Прощай, молодость».

По просьбе Metro ветераны столичной рок-сцены поделились воспоминаниями о легендарной организации.

– Ей удалось собрать почти все московские команды того времени и некоторое время держать их под колпаком, – рассказывает Армен Григорян, лидер «Крематория». – Но одновременно нам дали возможность выступать, заявлять о себе и двигаться вперёд. «Колпак» вскоре исчез, а наша творческая дорожка оказалась долгой и насыщенной.

Макс Покровский из «Ногу свело!» благодарен рок-лаборатории за материальную поддержку, приятную атмосферу и предоставленный шанс.

– Очень помогла рок-лаборатория в хорошем смысле и с бюрократической точки зрения, – говорит Макс. – Меня снабжали необходимой документацией. По сути это были простые письма, которые подтверждали, что я являюсь руководителем группы при официальной организации под названием «Рок-лаборатория». Я мог ходить по городу и искать репетиционные базы. Они в те годы были необходимым условием существования группы, поскольку была такая техника, что дома особо не порепетируешь. Всё-таки репетиции в настоящей комнате с каким-то подобием усилителя – это всё было очень важно для того, чтобы коллектив жил и не загнулся, поэтому мои слова, что без рок-лаборатории не было бы группы «Ногу Свело!», не являются преувеличением.

Ещё одни подопечные рок-лаборатории – панки из авторитетной группы НАИВ. 

– Они (сотрудники рок-лаборатории. – Прим. Ред. ) давали путёвку в жизнь таким людям, которым в советском обществе ничего не светило, – вспоминает фронтмен НАИВа Александр «Чача» Иванов. – Они давали возможность легально исполнять музыку собственного сочинения на сцене с профессиональным оборудованием. В это сложно поверить теперь, особенно тем, кто не застал это время, но это было верхом беспредела, диссидентства и свободы в то же время. По крайней мере, для моего поколения.

Память об эпохе

О своём детище Metro рассказала директор рок-лаборатории Ольга Опрятная

С какими трудностями сталкивались?

С тотальной трусостью высокопоставленных чиновников всех структур. Всё должно было превратиться в формальность. Лаборатория как бы есть, но не беспокоит. А мы вдруг стали беспокоить. Количество групп, которые хотели вступить, росло в геометрической прогрессии, проводились еженедельные прослушивания, организовывались концерты. День и ночь вертелись магнитофоны по перезаписи кассет в студии «Колокол». Кроме того, мы добились права «литовки» – утверждения текстов к исполнению. Ни администрация ДК, ни милиция не имели возможности «свинчивать» концерты. Естественно, огромные трудности были связаны с недоступностью хорошей аппаратуры и инструментов.

Какую роль лаборатория сыграла в развитии московского рок-движения?

Главное – дала возможность группам существенно повысить качество творческого воплощения идей и оставить в качестве результата своей деятельности достаточно состоятельный пласт музыкального материала, отражающего неповторимый флёр навсегда ушедшего от нас времени и страны.