Цитата:

"Название "TV dinner" подразумевает время за ужином проведенное с включенным телевизором, но так же называется готовый замороженный обед для разогрева в микроволновой печи, полуфабрикат. Я понимаю, что бывает сложно несколько лет подряд проводить каждый вечер, беседуя с родными, но это определенно не повод кормить их каждый вечер информационным полуфабрикатом", - рассказывает Hioshi.

В Петербурге на улице Коммуны в Красногвардейском районе Петербурга напротив жилых домов появилась скульптура, посвящённая семейному ужину. Четыре фигуры из белой глины - родители, ребёнок и дедушка - сидят за одним столом, а в этом время "фоном" работает телевизор. Инсталляцию художник Hioshi назвал "TV dinner". Он отмечает, что ему хотелось бы подальше держаться в своих работах от политики, но, к сожалению, не получается.

"Эту работу я посвятил семье, изобразив её за ужином, - рассказывает Metro Hioshi. - Но, к сожалению, эта вечерняя трапеза, как у большинства россиян, политизирована как никогда. Телевизор часто занимает особое место за столом и формирует атмосферу ужина: он ведёт беседу в форме монолога, будучи совершенно неинформативным и неприятным собеседником. Фигура на самом углу стола - это дедушка, который совсем не имеет веса в семье, и его двигают чтобы он не загораживал собой ТВ".

Этой инсталляцией художник лишний раз хотел обратить внимание на то, что человек особенно восприимчив во время еды. А в последнее время в подобные "политизированные ужины" вовлекаются дети.

"Если не терпится узнать новости, читайте газеты!, - считает художник. - Не травите семью, не заставляйте их смотреть вечернюю сетку по федеральным каналам".

Скульптура "TV dinner" была установлена на улице Коммуны напротив дома № 28 в субботу, 28 февраля, рано утром и там оставлена.

"Почти все мои инсталляции обычно быстро убирают, - делится Hioshi. - Некоторые я даже не успеваю утром сфотографировать при дневном свете. "TV dinner" находится в немноголюдном месте. Надеюсь, она еще на месте. Она не очень большая и броская - её размер всего около 70 см, не больше.

По словам художника, конечно, в музее скульптура "прожила" бы дольше. Но выбирая паблик-арт, он знал, что инсталляции долго не будут жить на том месте, где она установлена.

"Делая очередную работу, я уже знаю, что её сломают или украдут, или просто выбросят, - отмечает с сожалением Hioshi. - По настоящему жаль было только один раз, когда унесли с залива робота Seaside Witness. Я вернулся к нему выпить чашку кофе и посмотреть с ним на залив, как рекомендовала его использовать одна девушка в комментариях, и был неприятно удивлен не обнаружив его на месте. Это было мне уроком: даже удачные и добрые инсталляции долго на месте не проживут. На данный момент, уцелела только одна инсталляция - робот на крыше дома на Мойке, 30.