Информацию Metro подтвердил один из родственников погибших Александр Войтенко, с которым общаются несколько десятков семей жертв авиакатастрофы.

- Мы очень долго ждали завершения результатов экспертизы, чтобы поскорее забрать и похоронить своих близких, - заявил он Metro. - И поэтому высказывали вполне обоснованные претензии Следственному комитету РФ, который затягивал эти процедуры. И что теперь выясняется? В том, что нашли не всех погибших, вины экспертов нет: из-за взрыва от некоторых пассажиров могло ничего не остаться. Родным придется самим решать, что с этим делать. А вот ответственность за ошибочные опознания и похороны, как мне кажется, целиком лежит на СК РФ. Его специалисты прекрасно знали, что большая часть останков погибших находится в очень плохом состоянии и с трудом подлежит визуальному опознанию. Тем не менее, 58 тел они отдали семьям без результатов ДНК-экспертизы…

Ошибок, по словам Войтенко, при таком подходе было не избежать. И ответственность за них не могут нести родственники жертв авиакатастрофы. Пережившие огромное потрясение люди на процедуре опознания порой принимали решение по принципу: «лишь бы что-то похоронить» и «скорее бы это закончилось». Даже генетическая экспертиза не дает 100-процентного результата (все зависит от степени родства людей, чьи образцы ДНК сравниваются), что уж говорить об опознании изуродованных тел «на глаз»…

Самая громкая история с перепутанными телами всплыла в Ленобласти: родные погибшей сотрудницы Всеволожской районной администрации Ларисы Тарасовой узнали, что ее под другим именем (предположительно – пассажирки рейса Евгении Калининой) захоронили на Ямале. Такое же потрясение пережили родные еще одного погибшего - сотрудника ФСИН Александра Александрова, которого, вероятнее всего, тоже придется хоронить заново… Прошло уже несколько процедур эксгумации останков жертв авиакатастрофы.

- Это чехарда с захоронениями – еще одно свидетельство всероссийского бардака, - говорит адвокат Игорь Трунов, представляющий интересы более 30 семей погибших. – За полтора месяца СК РФ не смог нормально провести процедуру опознания погибших – хотя времени было предостаточно. Своими действиями следователи причинили родственникам дополнительные страдания, а также нанесли материальный вред. Перезахоронение погибших – это немалые затраты. И их могло не быть. Если бы руководство СК РФ нормально общалось с родственниками, предоставляло бы им всю необходимую информацию, не было бы такого количества скандалов вокруг катастрофы.

Игорь Трунов напомнил претензии родственников: официально они не признаны потерпевшей стороной, никто из них не видел постановления о возбуждении уголовного дела по факту крушения, да и «Ингосстраха» организовал выплаты по странной схеме... Поэтому адвокат на днях подал в Басманный суд просьбу возбудить уголовное дело о мошенничестве со стороны страховой компании, а также попросил суд обратить внимание на бездействие главы Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина, который не ответил на два официальных обращения юриста.

Заметим, что после другой крупнейшей авиакатастрофы в истории России - гибели авиалайнера Ту-154 в 2006 году в 35 километрах от Донецка – также было допущено несколько ошибок при опознании тел погибших. И это несмотря на то, что тогда останки сохранились гораздо лучше, чем в нынешней ситуации - у самолета не было больших разрушений и его обломки не раскидало на большие расстояния.

- Я потерял сына Станислава, внука Владика и невестку Наталью, - вспоминает Георгий Ефименко, руководитель организации «Прерванный полет», объединившей родных погибших пассажиров Ту-154.

– Тогда тоже многим родственникам отдавали тела после визуального опознания. Но я из своих никого не узнал. Зато хорошо помню, как один мужчина при проведении этой процедуры говорил своим близким: «Надо брать, что есть – иначе потом ничего не достанется». У него и оказался наш Владик – его ошибочно похоронили в Рощино. Но никаких обид и претензий к той семье у меня не было. После эксгумации и перезахоронения мы продолжили общаться.

Лариса Тарасова

Лариса Тарасова

Instagram

Фото:

Сегодня родные погибших на Ту-154 из «Прерванного полета» помогают пережить горе родственникам жертв крушения А321. Они начали для них сбор благотворительных средств, в том числе и для последующего увековечивания памяти погибших. Более подробную информацию желающие могут найти на сайте «Прерванного полета»