Интерпресс

Фото:

О новой книге

Книга состоит из трех условных блоков. В первом – «Легкие миры» - повести. То, что я называю «высокая лирика» в больших кавычках. Там нет ни одного слова вранья. У меня возник интерес писать без выдумки, просто под другим углом зрения. Во втором блоке – «С народом» – разные заметки, фиксации обстоятельств, - в общем, такая бытовуха. Третья часть -«Может быть, свет». О том, что все не заканчивается нашим существованием, есть еще продление куда-то.

О соцсетях

Фейсбук оказался удобным для ежеминутных заметок: увидел – написал, фотографию сбросил. Потом еще быстрые взаимные сообщения.

В условиях позиции властей по уничтожению нормальных СМИ, мы переходим на сплетни. Соцсети – это и есть сплетни. Не значит, что это что-то дурное – просто вид передачи информации, быстрый посыл. Меня совершенно не удивляют сигналы, возможно, правдивые, о том, что и соцсети хотят прикрыть, чтобы всем закрыть рот.

О переводах

Английский я знаю, поэтому все прелести чтения своих книг на другом языке мне знакомы. У меня было две переводчицы. Первая, мне ее навязали, вообще дрянь – встречались такие фразы, что перевод менял их значение с точностью до наоборот. Мне удалось найти другую переводчицу, и я увидела разницу между хорошим и плохим переводом. Тем не менее, это тяжело – читать свой текст в переводе, это ведь уже не ты написала. Другие интонации, другие связки. Вся суффиксация исчезает, а чем это заменить в английском языке – не знаю.

Видела французские переводы позже, там свои проблемы. Немецкого не знаю, но могу понять, а качество оценить – уже нет. Еще когда меня перевели на японский, прислали текст, и я с почтением держала эту книгу. Потом оказалось, что вверх ногами.

О религии

Я себя скорее отношу к христианской религии, но это не мешает мне с интересом относиться к язычеству. О боге же никто не знает ничего.

Христианство, как оно представляется сейчас - результат некой политики церковной, установленной где-то в 14 веке. Евангелия до нас дошли те, которые признали каноническими в то время церковные власти.

Всего евангелий существовало до 40 разных, и все они подлежали уничтожению - и от известных нам апостолов, и от Магдалины, и еще масса была текстов. Тогда это было модное диссидентское направление - вера в Христа, и каждый веровал, как хотел. Шли споры философские, религиозные – например, существовало ли христианство до Христа. Их надо было прекратить. Евангелия уничтожили. Но часть все-таки сохранилась, какие-то монахи решили тексты спасать.

Это я все к тому, что христианство - это не то, что вам сейчас рассказывают.
Нельзя тупо верить ни одной организации вообще, человек внутренне свободен. Для меня христианство – это что-то таинственное, теплое, доброе и загадочное. Думаю, что церковная вера отличается от истинного понимания бога, как нормальная еда от фастфуда.
Еше я скажу - бог в нас. Не надо никуда ходить – он тут. Это, наверное, не христианское отношение.

О благотворительности

Очень уважаю благотворительные проекты и тех, кто ими занимается. Это один из самых тяжких трудов, если ты за него взялся, то посвящаешь ему всю свою жизнь, поскольку эта воронка засасывает. Я этим не занимаюсь – только время от времени просто посылаю деньги по тем или иным адресам. Но каких-либо фондов не поддерживаю.

Закон о мате

Вообще всякое затыкание рта мешает. Вот на этой моей книге велено было поставить 18+. Хотя по моим наблюдением, мат больше используется людьми до 18. Потом люди как-то успокаиваются.

Следующий тираж моей книги, который выйдет уже после 1 августа поэтому будет весь замотан в целлофан. То есть это значит: да, там есть мат!

Блогеров хотят приравнять к СМИ (если подписчиков больше 3 тысяч), а СМИ нельзя материться. Неслыханные юридические решения. Твое существование, твоя позиция зависят не от тебя, а от тех, кто пришел тебя читать. А как управлять народом, который тебя читать пришел? У нас цензура запрещена Конституцией, но на нее похоже, власти кладут с прибором.

Кроме того – вот запретили они четыре слога и образованные от них слова. Получается, слово муд..к и производные от него тоже не запрещены. Можно ли говорить – муд…звон, муд…ло гороховое, м…довошка?

Потом они предполагают, что имеются некоторые корни. Они вот так трусливо определяют себе: мужской половой орган, женский половой орган, и действие между этими органами. Но ведь куча глаголов в русском языке могут значить вообще все что угодно – а не те самые действия. А вот «Ибанько», особенно если через «и» написать - фамилия вообще такая может быть!

Вообще мы люди интеллигентные, захотели – употребили, захотели – не употребили. А вот у чиновных слоев – у них же недержание, к кабинетам страшно подойти! У них тяжелая жизнь, работа - из них прямо все изрыгается.

О свободе
Я не успела надышаться свободой 90-х, поскольку в те годы я не здесь жила, а в Америке. А у нас до сих пор свободы гораздо больше, чем у них. Поскольку у нас законы хоть и чудовищные, но они, как всегда, не работают. А там они работают...