Чего россияне ждут от 2015 года
По словам Валерия Фёдорова, россияне традиционно оценивают перспективы своей семьи позитивнее, чем России в целом.

• Через год вы и ваша семья будете жить лучше или хуже? При ответе на этот вопрос индекс оптимизма составил:
декабрь 2014 г. – 53,
декабрь 2013 г. – 66*.
* – максимальный показатель
Чем выше индекс, тем позитивнее взгляд в будущее.
• Что вы ожидаете от будущего года для себя и своей семьи? Индекс личных ожиданий составил:
2014 г. – 35,
2013 г. – 35,
2007 г. – 59*.
• Что вы ожидаете от будущего года для России? Индекс ожиданий для страны составил:
2014 г. – 23,
2013 г. – 26,
2007 г. – 54*.
 

Metro пообщалось с генеральным директором ВЦИОМ Валерием Фёдоровым и выяснило, каково социальное самочувствие жителей России.

Какое настроение у россиян?
Тревожное. В информационном пространстве доминирует кризис. Эта тема находит подтверждение в двух ключевых индикаторах: цены в магазинах и курс доллара. И если рост цен – это повседневная бытовая реальность, то с долларом сложнее. Абсолютное большинство наших граждан с валютой никак не соприкасаются. Но срабатывает психологический феномен: хоть не использую доллар, но всё равно тревожно.

Люди любят порассуждать о причинах бед и найти виновных...
Большинство прекрасно понимают, что причины нынешних проблем – падение цены на энергоносители и действие санкций. И расценивают это как влияние внешних факторов.
Отрицать действенность санкций бессмысленно. Поэтому в массовом сознании виноватые – США и Западная Европа. А вот в усугублении кризиса люди винят в первую очередь Запад, а затем наше правительство.

То есть санкции повлияли на отношение к США и Европе?
США воспринимаются негативно с дефолта, с 1998–1999 годов. Были всплески позитива в 2001 году после известного теракта в Нью-Йорке, затем надежды на «перезагрузку». Но сейчас просто обвал, пик негативизма, превосходящий даже 2008 год, год войны с Грузией. Ощутимо ухудшилось отношение к Европе, а Германия вообще исчезла из «позитивных» стран.
Зато резко улучшилось отношение к Китаю. И стало даже лучше, чем к традиционным лидерам симпатий россиян – Казахстану и Белоруссии.
Огромную роль в перемене отношения к Китаю сыграл Путин, его эффективные контакты с китайским руководством и неизменно положительный контекст при упоминании им Китая.

А насколько подействовала нынешняя ситуация на рейтинги политиков?
В 2014-м Путин, можно сказать, пережил второе рождение. Судя по опросам, он превратился в историческую фигуру. Основной фактор – «Крым наш».
Соответственно растут рейтинги ближайшего окружения президента, тех, кто с Путиным, кто действует. Резко вверх пошли Шойгу и Лавров. Вырос и рейтинг Медведева, даже несмотря на некоторый негативный фон вокруг него в СМИ.
А парламентская оппозиция практически не видна. Потерялись Жириновский, Миронов. К сожалению, новых фигур нет. Что до внепарламентской оппозиции, то, судя по опросам, такие фигуры, как Навальный или Прохоров, практически потеряли известность.

Отличаются ли настроения в Москве и Питере от общероссийских?
Фрондёрские настроения, характерные для Москвы 2011–2013 гг., не наблюдаются. Крым перепахал и Москву тоже. Что будет дальше – вопрос открытый. В Москве достаточно сугубо местных раздражителей. Это курс московского правительства: реформа здравоохранения, введение и расширение платных парковок, идея платного въезда в столицу. Сработают ли эти раздражители – вопрос. Нет оппозиционных лидеров, вождей, нет внешнего толчка.
Что до Петербурга… Питер вообще город минорный. Посмотрите хотя бы, как быстро там градоначальников развенчивают – эта судьба всех. Но и там оппозиции не видно. Разве что Оксана Дмитриева. Петербургские настроения – тихий бунт, обращённый к Москве. Москве просто надо шикать погромче на Питер.