Эксперт
Виновных найдут

"Все лица, причастные в той или иной степени к трагедии независимо от должностей, которые занимают, и заслуг, будут привлечены к уголовной ответственности и понесут заслуженное наказание. Санкции статей, по которым возбуждено уголовное дело, предусматривают наказание до 10 лет лишения свободы".
- Владимир Маркин, официальный представитель Следственного комитета 

Солдаты–срочники из третьего учебного парашютно–десантного батальона накануне трагедии приняли присягу. Они выкладывали радостные посты в соцсетях и фото, где щеголяли в новенькой форме.

А в воскресенье, 12 июля около 22 часов 40 минут они оказались заживо погребенными под многотонными плитами – всего 42 человека.

– В три часа ночи позвонил брат и сказал, что с ним всё нормально, – рассказал Metro брат одного из военнослужащих. – Всё это время мы ничего не знали о том, что с ним. Я пытался звонить в часть. Нашёл на сайте номера телефонов, один из них был отключен, а второй постоянно занят, наверное, не я один звонил. Брат рассказал, что, когда часть здания рухнула, их всех эвакуировали на улицу. А потом уже отправили разбирать завалы.

На момент прибытия репортёра Metro улица, ведущая к части, была перекрыта, а территория оцеплена. У КПП собрались родственники солдат и журналисты. Никого не пускали на место ЧП. Родители, которые ещё не успели разъехаться по домам после присяги, не могли дозвониться до сыновей. Женщины плакали и просили военнослужащих сообщить хоть какую–то информацию. Позже взволнованных родителей отвели в здание штаба учебного центра, где их уже ждали психологи. Также на месте происшествия всю ночь работали пять священников и три имама.

Тела всех солдат извлекли только к обеду понедельника. Из 23 погибших самому старшему было 24 года, а многим – едва исполнилось 18 лет.

Состояние 12 пострадавших из 19, доставленных в больницу, оценивается как тяжёлое и крайне тяжёлое. Десять пострадавших были отправлены спецрейсом в Москву.

– Он мне звонил накануне, рассказывал про присягу, был очень рад. Телефоны им выдавали только по воскресеньям и только на час, – рассказала Metro девушка одного из пострадавших.

По факту обрушения возбуждены уголовные дела по трём статьям УК («Халатность», «Нарушение правил безопасности при ведении строительных работ», «Превышение должностных полномочий»). Следователи проверяют все версии произошедшего, в том числе и версию о нарушениях, допущенных в ходе ремонта здания казармы. Его начали возводить ещё в далёком 1975 году, но до ума довели только в 2013 году. Работы выполняла нижегородская компания «РемЭксСтрой».

– В казарме был проведён ремонт инженерных сетей, полов, кровли и заменены окна. Работы по её перепланировке не проводились, – заявил представитель Минобороны генерал–майор Игорь Конашенков.

Однако официально здание не было принято в эксплуатацию после проведения ремонта. Как отметили в Спецстрое России, полтора года назад был подписан лишь протокол о возможности эксплуатации здания казармы. У заказчика – Минобороны – не было замечаний к несущим конструкциям рухнувшего здания. При этом комиссией был выявлен ряд замечаний, которые, впрочем, опять-таки не касались несущих конструкций.

Впрочем, курсанты, служившие во время ремонта злополучной казармы, рассказывают о другом.

– Был проведен показушный ремонт, поменяли облицовку и все, – рассказал Евгений Чикунов. – Нам называли громадные цифры, в которые этот ремонт обошелся, но мы видели, что там этих денег нет. Лестничных пролетов хватило на месяц с небольшим, они начали просто сыпаться. Там по 8 – 10 см льда на окнах, щели с кулак. Холодно очень было в комнатах. Стены по большей части из гипсокартона. Не знаю, за счет чего вся эта конструкция держалась. Думаю, только на опорных балках и стоял дом.