Максим Геннадьевич Решетников
  • Родился 11 июля 1979 года в Перми.
  • В 2000 году окончил Пермский государственный университет по специальности «экономист-математик». Кандидат экономических наук.
  • В 2002 году получил специальность «лингвист-переводчик».
  • 1998 – 2002 гг. работал в коммерческих структурах.
  • 2002 – 2007 гг. работал на различных должностях в администрации Пермского края.
  • 2007 – 2009 гг. работал на различных должностях в Минрегионе РФ.
  • В 2009-м – руководитель администрации губернатора Пермского края.
  • 2009 – 2010 гг. директор Департамента госуправления, регионального развития и местного самоуправления Правительства РФ Аппарата Правительства РФ.
  • С 2010-го – первый замглавы аппарата мэра и правительства Москвы. 23 апреля 2012 года назначен на должность министра правительства Москвы, руководителя Департамента экономической политики и развития города Москвы. 

С 1 января мигранты, приехавшие в Москву, будут обязаны покупать патент, который даст им право работать. С 11 января близ деревни Сахарово в Новой Москве заработает большой миграционный центр. Глава Департамента экономической политики и развития Москвы Максим Решетников разъяснил Metro смысл вводимых мер.

В чём смысл нововведений?

Понятно, что мигранты Москве нужны. Но старая система выдачи квот во многом изжила себя. Сейчас административная природа регулирования этих процессов меняется на экономическую. Сам мигрант теперь за себя отвечает: купил патент – можешь работать. А если не купил, на этот случай введены жёсткие санкции в виде запрета на въезд в страну. Принцип «90+180»: безвизовые мигранты могут находиться в России не более 90 суток в течение 180-дневного периода. Если это правило нарушил – запрет на въезд в страну на пять лет.

А Мосгордума установила стоимость патентов в размере 4 тыс. руб. в месяц...

Да! Это экономический механизм. Стоимость патента теперь можно варьировать.

Четыре тысячи в месяц – подъёмная сумма для мигрантов?

В целом она меньше тех поборов, которые мигранты отдавали чиновникам, в жилконторы, фирмам-посредникам. Это разумная плата за легализацию.

Сколько от этого получит бюджет?

В следующем году 12 млрд рублей.

В Новой Москве создаётся миграционный центр. Что он будет из себя представлять?

Бюджетная организация, которая организует весь процесс приёма документов, тестирование русского языка, оформление патента, в перспективе – медобследование и оформление патента. На первое время мы обеспечим пропускную способность около двух тысяч человек в день. А в перспективе стоит задача выйти на пять тысяч человек в день.

Как центр выглядит?

Там есть постоянные постройки, есть временные. Сейчас идёт строительство. Летом будет большой стационарный двухэтажный центр, будет зона приёма документов, зона оплаты, здравоохранения, образования и так далее. Ещё много предстоит отладить, там задействовано много ведомств: помимо самого центра, нотариус, миграционная, налоговая служба, банк, образовательное учреждение, медучреждения.

А что вокруг центра?

Лес! Центр находится на территории бывшей военной части.

То есть проблем из-за такого соседства не возникнет?

Нет. У нас как раз стояла задача вывести этот процесс из Москвы.

Методика тестирования на знание русского языка уже есть?

Сейчас её разрабатывает Департамент образования. Думаю, до конца года мы получим и методику, и тесты.

Какой эффект ожидаете?

Мы получаем чёткий регулятор рынка труда и миграционных потоков. Мы чётко понимаем, кто здесь находится, все мигранты отдактилоскопированы. Мы чётко понимаем, что они обладают навыками интеграции в нашу жизнь. Никто не ждёт, что они будут читать Пушкина и Лермонтова, но то, что они понимают минимальные фразы, нормы закона, правила поведения – это да.

На первом этапе требования к мигрантам будут попроще, потом будем усложнять, чтобы оставить тех, кто нам нужен.

Бизнес получит преимущество – появляется простой и легальный доступ к иностранной рабочей силе требуемой квалификации.

Наконец, это важно и для самих мигрантов. Теперь они будут здесь не на птичьем положении, не дойной коровой, у них будут права.

К другим темам. Влияет ли санкционная политика на бюджет Москвы?

Конечно, всё влияет. Я могу сказать, что мы живём в жёстких условиях уже два или три года. С 2012-го, когда в налоговом законодательстве появилось положение о консолидированных группах налогоплательщиков, город лишился «углеводородной ренты», что привело к выпадению доходов из бюджета. Это потребовало реализации системных мероприятий по экономии, повышению эффективности собственных расходов. Ведь, с одной стороны, мы должны выполнить все обязательства перед москвичами, с другой стороны, – реализовать все программы развития.

Что изменилось в управлении экономикой с приходом команды Собянина?

Изменилось понимание баланса частных и общественных интересов в пользу, конечно, общественных. Город осознал и жёстче отстаивает свои интересы. Теперь, если проекты предполагают ущерб интересам города, нам это не интересно.

Это ваша заслуга?

Нет, это в первую очередь политическая установка первого лица. Сергей Семёнович (Собянин. – Прим. ред.) такой человек. Для него общественный интерес – каждодневный императив, не пустые слова.

Какова первостепенная задача вашего департамента?

Только одна? Мы, к сожалению, работаем в сложных системах с многоцелевым управлением.

Задача номер один – обеспечить сбалансированность бюджета. Поэтому мы воздерживаемся от заимствований, а основные усилия направляем на развитие экономики, реализацию инвестиционных проектов с привлечением частного капитала. Чтобы все обязательства перед москвичами были выполнены: по заработной плате, по соцвыплатам не только сегодня, но и завтра и не за счёт будущих поколений…

А стратегическая задача – обеспечить рабочие места для москвичей в долгосрочной перспективе.