Общий вывод от эксперта

Мы столкнулись с фактом удивительной сексуальной агрессии людей, которые попирают любые нравственные нормы. Я даже не знаю, какие люди могут поехать воевать за этот халифат. Это явно люди с сексуальными проблемами. Интерпретация Корана идёт именно в этом контексте. Идея халифата фактически превратилась в представление о правительстве идеального государства, ради которого можно пожертвовать всем, в том числе нравственными устоями. Печально, что это отражается на общем представлении об исламе, и все остальные мусульмане оказываются в заложниках. Очень трудно будет объяснить потом, что ислам не такая религия. 

В интервью Рожу Ахмаду, журналисту издания Your Middle East, человек с псевдонимом Шерко Омер рассказал, как покинул родной город в иракском Курдистане, чтобы присоединиться к сирийской оппозиции, но вместо этого стал членом террористической группировки «Исламское государство Ирака и Леванта». Он вспоминает, что видел, работая у «воинов джихада» и как рисковал жизнью, чтобы сбежать от боевиков 

Почему и как вы присоединились к «Исламскому государству» в Сирии?

Я и два моих друга решили бежать из Иракского Курдистана, чтобы присоединиться к сирийской оппозиции и бороться с режимом. В октябре 2013 года мы получили контакты нескольких людей, близких к курдской исламской группировке («Комал»), которые находились в моём родном городе Халабджа. Нам сказали, что эти люди были членами Сирийской свободной армии.  Мы встретились с ними в Турции, они поселили нас в отель на несколько дней.  Потом мы отправились в тренировочный лагерь на границе с Турцией. Так мы оказались в «Исламском государстве» вместо Сирийской свободной армии. 

Но как могло случиться, что вы не знали, что общаетесь с представителями «Исламского государства»?

Они не упоминали «Исламское государство», пока мы не попали в тренировочный лагерь. Они говорили о режиме, как об убийце собственного мусульманского народа. Кроме того, у них не было бород, они были одеты в гражданскую одежду и даже поселили нас в отель в турецком городе Килис.  Поэтому мы предположили, что они были членами Сирийской свободной армии, а не «Исламского государства».

Правда, что «Исламское государство» своих новобранцев учит обезглавливать людей на трупах?  

В лагере, в котором находился я, было не так. Там учили отрубать головы на курицах и других животных. Когда я прибыл в лагерь, меня спросили, что я умею делать. Поскольку я являюсь техническим специалистом, меня не учили отрубать головы, я выполнял технические работы, тренировался стрелять из пистолетов. Основной моей обязанностью был перехват вражеских радио- и телефонных разговоров, а также спасение цифровых гаджетов и архивов во время налётов. Я никогда не участвовал в перестрелках, и это было основной причиной, почему курдские Отряды народной самообороны согласились вернуть меня в семью после долгих месяцев расследования. 

Как относились к новобранцам члены «ИГ»?

Командиры «ИГ» относились к нам хорошо. Они дали нам лучшую еду, одежду, оружие. Мы понимали, что есть выбор – мы могли уйти. Но мы начали думать о себе как о бойцах, нам говорили, что мы «обеспечили себе место в раю». Было очень приятно. С того самого момента, когда они начали тратить на нас деньги, мы стали осознавать свой моральный долг перед ними. Покинуть лагерь для нас значило предать добрые чувства этих людей.

Что касается обещания 72 девственниц на небесах, есть в этом правда?

Кстати
Сирийские группировки, которые упоминаются в интервью

• «Исламское государство Ирака и Леванта» («ИГИЛ», «ИГ»). Исламистская террористическая организация, которая в 2013 году вступила в гражданскую войну в Сирии против режима Башара Асада.  

• Сирийская свободная армия. Одна из крупнейших повстанческих группировок в Сирии, ведущая вооружённую борьбу против правительства Сирии во главе с президентом Башаром Асадом.

• Отряды народной самообороны (ОНС). Боевое крыло Курдского верховного комитета, непосредственно участвующее в сирийском вооружённом конфликте. Официально не связаны с какой-либо конкретной политической партией. Своей основной задачей ставят поддержание правопорядка и защиту жизней граждан в регионах Сирии, населённых преимущественно курдами.

Да, конечно. Нам сказали, что у каждого из нас как у мученика, будет 72 вечные девственницы на небесах, а также мы сможем спасти из ада наших близких родственников. 

Нам пообещали женщин на небесах и на земле, опираясь на некоторые суры Корана  и хадисы пророка Мухаммеда. Нам сказали, что все пленные немусульманские женщины будут нашими жёнами. И это есть воля Божья.

В священной войне ислама вы не имеете права убивать неверных женщин и детей в любых обстоятельствах. Они могут быть только пленными. Допустимо также иметь сексуальные отношения с женщиной-немусульманкой, даже если джихадист женат. Представитель джихада имеет право продавать и покупать женщин-немусульманок. Что касается детей, то исламисты должны воспитывать их как работников по дому или как будущих последователей джихада.

Кроме того, есть женщины-мусульманки, которые предлагают своё тело членам группировки «ИГ» – это называется «секс-джихад». По словам представителей «ИГ» эти женщины тоже будут спасены и окажутся на небесах.

И все в лагере в это верили?  

Tех, кто не верил, могли обезглавить. Что касается иностранных воинов джихада, большинство из них понятия не имели, что говорится в Коране.  Я видел много иностранцев, которые были включены в отряды смертников не ради великого дела, а просто потому, что они больше не нужны были «ИГ»: они не знали арабский язык и не были хорошими бойцами. Им промывали мозги «девственницами на небесах» и тем, что они могли насиловать сколько угодно женщин прежде, чем они убьют себя. 

Командиры «ИГ» считают допустимым спать с пленными неверными женщинами, даже против их воли. Я лично видел, как это было с христианками, чьи мужья были публично казнены в Ракке (город на севере Сирии. – Прим. ред.). 

Что вы видели в Ракке?  

После конфирмации я был назначен техническим работником в отдел коммуникаций в Ракку. Однажды мне дали задание пойти в дом, чтобы проверить кое-какое оборудование. Оказавшись внутри, я понял, что это дом христиан. Там я увидел шестерых джихадистов, которые настаивали на том, чтобы женщина и её дочь стали их жёнами. Девочке было лет 12–13. Я сказал им, что нельзя трогать детей. Они стали махать оружием и прогнали меня. Я тут же отправился в местный суд. Однако судья мне там сказал, что я неправ, так как 13-летняя девочка не считается ребёнком, поскольку пророк Мухаммед женился на своей жене Айше, когда той было всего 9 лет. Он обвинил меня в том, что я плохой верующий, и я мог плохо закончить, если бы мой полевой командир не спас меня. 

Именно по этой причине вы бежали из «ИГ»?  

Я хотел уйти оттуда ещё в первую неделю моего пребывания в Ракке, но боялся быть обезглавленным. Я решил рискнуть жизнью после того, как стал свидетелем казни бойца Отрядов народной самообороны. Он был примерно моим ровесником, но в отличие от меня он был очень храбрым. Ему отрезали пальцы, но он продолжал выкрикивать оскорбления джихадистам. Его казнили очень жестоко: голову отрубили не до конца и посыпали солью рану. После этого я не мог уснуть неделю и искал способы для побега. Слава богу, вскоре в городе Серекание появился  такой шанс. 

Как вы оказались в Серекание?  

Я был направлен в новый батальон, мы пересекли турецкую границу, чтобы попасть в Серекание. Тогда с некоторыми турецкими пограничниками у «ИГ» была договорённость. 

Как вы бежали?  

Мой батальон должен был перегруппироваться на севере Сирии и напасть на Отряды народной самообороны. Я должен был перехватывать их разговоры по радиоволнам. Я мог понять примерный план их действий. Через неделю Отряды народной самообороны напали на наш лагерь. Я сразу же сдался. Они приказали мне раздеться. Когда стало ясно, что у меня нет пояса смертника, они приняли мою капитуляцию. 

  

Эксперт
"Ложное толкование"

Metro обратилось к исламоведу и попросило его прокомментировать некоторые высказывания бывшего члена «Исламского государства Ирака и Леванта», который дал интервью под псевдонимом Шерко Омер. По словам эксперта Раиса Сулейманова, интерпретация Корана, к которой прибегают боевики террористической организации «ИГ» для вербовки новобранцев, вредит обычным мусульманам и религии в целом.

«При вступлении в «Исламское государство» новобранцам обещают 72 вечных девственницы на небесах и спасение близких родственников из ада».

Раис Сулейманов: Действительно, есть хадис (одно из высказываний пророка Мухаммеда. – Прим. ред.) о том, что, когда человек попадает в рай, ему будет много различных благ. Исламское описание рая материализованное. Из этого обещания новобранцам понятно, что идеологи «ИГИЛ» спекулируют тем, что если попадёшь в джихад, то в будущем окажешься в раю. Это свойственно практически всем радикалам. Им как-то надо привлекать людей на свою сторону. Обычно так делают религиозные фанатики. Сторонники «ИГ» ведь себя позиционируют как строители некоего высоконравственного духовного государства. При этом своим сторонникам они обещают материалистические ценности.

«Допустимо также иметь сексуальные отношения с женщиной-немусульманкой, даже если «джихадист» женат».

Р.С.: Да, в исламе не запрещено иметь нескольких жён, но мусульманин обязан уведомить свою жену, прежде чем жениться на другой женщине. Де-факто это беспорядочные сексуальные отношения. Вот этими идеологами они оправдываются. Я бы хотел отметить, что «ИГ» очень материалистично обращается к буквально сексуально озабоченным людям.

«Есть женщины-мусульманки, которые предлагают себя (своё тело) членам группировки «Исламское государство» – это называется «секс-джихад». По словам представителей «Исламского государства», эти женщины тоже будут спасены на небесах».

Р.С.: Да, действительно, есть такое явление. Один шейх из Йемена трактовал именно так: если мусульманки отправляются на священную войну, то, понятное дело, воевать им сложнее – они могут удовлетворять солдатов джихада и исполнять роль их полевых жён. Отвратительно, аморально, но в этой картине ценностей это оправданно. Тут даже нет попыток заключить брак, хотя бы номинально, они исполняют роль шлюх.

«...судья мне сказал, что я неправ, так как 13-летняя девочка не считается ребёнком, поскольку пророк Мухаммед женился на своей жене Айше, когда ей было всего 9 лет».

Р.С.: Да, Мухаммед женился на 9-летней девочке, но он ждал, пока она достигнет половой зрелости. На арабском Востоке это было и во времена Мухаммеда, в VII веке, и позже: заключают браки с малолетними и ждут, пока они созреют. До революции такое и среди крестьян было. В традиционном обществе это было очень распространено. Но «ИГ» таким образом опять оправдывает насилие.

«Представитель джихада имеет право продавать и покупать женщин-немусульманок. Что касается детей, то исламисты должны воспитывать их как работников по дому или как будущих последователей джихада».

Р.С.: Безусловно, рабство как явление в Коране упоминается, потому что он писался в VII веке н. э. В таких высказываниях мы видим, что представители «ИГ» хотят возродить его.