Цитата

"В связи с новым законом о запрете в Питере громкого секса после 23:00 звонки на мобильный
с 22:55 до 23:00 считаются хамством".

Александр Цыпкин, писатель

Дама-бомж

Невский проспект. Около двух часов ночи. Я шёл пешком от площади Восстания. Где-то в районе Фонтанки рядом со мной из воздуха материализовалась дама-бомж. Описать её одежду не представляется возможным, но сразу понимаешь, что она бомж и дама в одном лице. В ней было прекрасно всё: от туфель до шляпки. Возраст тоже определить было сложно, но думаю, она помнила площадь Восстания ещё без нынешней стелы. По направлению её движения и взгляда стало понятно, что я вызываю живой интерес. Изображать фонарный столб с перегоревшей лампочкой было невежливо по отношению к даме и бессмысленно по отношению к бомжу. В итоге я был вынужден выслушать следующее:

– Молодой человек, у меня сегодня чрезвычайно низкое давление, в связи с этим не могли бы вы купить мне чашку кофе?

«Молодой человек» ответил:

– Осуществить покупку не готов, рад буду профинансировать.

Точку в разговоре поставила женщина:

– Не возражаю, – с достоинством произнесла она.

Интеллектуальный спор

Новогодние праздники. Утро. Люди делятся на тех, кто уже пьяный, и тех, кто ещё пьяный.

Пересекаю сквер на Манежной – там, где памятники знаменитым архитекторам. Не жарко, но, в общем, и не холодно. На скамейке приютилась парочка. Любят выпить и друг друга. Судя по всему, оба чувства многолетние и взаимные. Возраст неопределённый, равно как и род занятий, и, скорее всего, место жительства. Издалека вижу, что диспут идёт серьёзный, на повышенных тонах и с активной жестикуляцией. Тем не менее лица светятся, а значит, спор философский. Моё появление в сквере не могло остаться незамеченным, так как, кроме памятников и голубей, зрителей у пары не было. И тут я, весь такой трезвый.

Они разом замолчали, сфокусировав на мне остатки зрения. Я уверенно топтал снег. Неожиданно на лице мужчины «заиграла» мысль, и он, выбрав короткую, но кривую траекторию, подкатился ко мне с полукриком-полушёпотом:

– Но вот вы-то! Вы! Сразу видно, образованный человек, объясните ей, – он всем телом обернулся к подруге, – что Петропавловский собор построил не Кваренги!

В блестевших выступившим алкоголем мутноватых глазах я увидел надежду на справедливость. Не оправдать надежды такого человека было бы свинством. От неожиданности я сразу забыл, кто построил собор и что построил Кваренги. Знаток архитектуры смотрел на меня с мольбой, его спутница начинала торжествовать. Мужичонка же словно съёжился.

Но тут я достал из широких штанин шайтан-машинку товарища Джобса. Вопрошавший стал похож на индейца, увидевшего головорезов Кортеса. Пока глаза моего нового друга закатывались обратно, Интернет сообщил, что Петропавловский собор построил Трезини. Я рассказал об этом жаждущим истины. Мужик вырос на голову и, словно танк ИС-2, двинулся назад. Подойдя к своей избраннице, он чётко произнёс: «Ну я же говорил», затем обернулся ко мне и поклонился.

Сила искусства

Лечу в Петербург. Моё место в середине. Подхожу. Сидящий у прохода пассажир уже откинул столик, поставил комп и отчаянно стучит по клавишам. Думаю: «Вот же болван! Чего разложился, если ни моё место, ни место у окна ещё не заняты?!»

Он быстро всё собрал, пропустил меня и снова всё разложил. Печатает. Самолёт полный, и очевидно, что место у окна тоже будет занято и придётся опять всё собирать.

Не удержался, спросил:

– Отчёт горит?

– Нет, рифма пришла.

Смотрю в экран – там стихи... неплохие.

Она

День святого Валентина. Стою в аптеке на Вознесенском с wish-list от бабушки. За мной девушка:

– Молодой человек, не пропустите барышню? У вас такой объёмный список, а мне сущий пустяк – презервативы. Спешу, очень спешу!!!

Отрывок из книги Александра Цыпкина «Женщины непреклонного возраста». Издательство АСТ, Tsypkin.com