В каком состоянии сейчас находится конный спорт в России? И какие изменения произошли по сравнению с советским периодом?

В советский период была сильнейшая школа. Когда я в 1994 году переехала в Германию, чтобы там поработать и повыступать, ко мне приходили старые немецкие спортсмены и говорили, что они бегали мальчишками смотреть на русских лошадей Эспадрона, Топкого Рейса, то есть они их всех даже по именам помнили. Конечно, школа была очень сильная и сейчас мы до неё не достаём. Но у нас в стране принято много шагов, чтобы выйти на тот уровень, на котором были наши всадники: увеличилось количество конно-спортивных баз, количество молодых спортсменов. В перспективе это большой шаг к серьёзному развитию. Сейчас у нас, например, дети даже чуть не выиграли соревнования в Хагене в Германии, чего давно не было, соревнуясь с немецкой сборной. Я сейчас поддерживаю написание протеста, потому что наши дети выиграли и даже уже начали поднимать российский флаг, но немецкая судья побежала в будку, стали пересчитывать оценки. Не знаю, что они там сделали, но на 0,83 наши дети оказались проигравшими немецкой команде. Поэтому подрастающее поколение нас очень радует и планомерными шагами мы движемся к высоким результатам. В мировом рейтинге огромное количество наших спортсменов в детях, юношах, юниорах, взрослых на ведущих позициях, которые входят в десятку, в двадцатку. И поэтому я так думаю, что в ближайшие пять лет, следующая Олимпиада и ещё следующая, будут уже более нашими, мы сможем конкурировать со всеми западными спортсменами уже и командой.

Этот спад был связан с тем, что вообще много чего в стране было заброшено? Специалисты же, наверное, не закончились?

Вы знаете, закончились. Конный спорт – это такой вид спорта, где ты постоянно должен совершенствовать своё мастерство. Представляете, когда у нас лошади не являлись частной собственностью при Советском Союзе, ни у кого не было во владении лошадей. И после распада Советского Союза все конно-спортивные школы, частные люди получили возможность покупать и продавать лошадей. И вы не представляете, как их продавали – великолепные лошади уходили за бесценок за границу. У нас в Ростовской области тоже очень много продавалось лошадей, у меня были лошади, квалифицированные на чемпионат Европы, которые за две недели до чемпионата Европы продавались. Очень много покупателей съехалось на открытый рынок за дешёвыми лошадьми, которые потом выступали на чемпионатах в Германии, Америке и так далее, и выигрывали. Поэтому материал был распродан, существовать на зарплаты, которые были, спортсмены не могли. Опытные все разошлись, кто занялся предпринимательством, кто чем. Поколение спортсменов, выращенных в Союзе, которые могли передать свой опыт ученикам, они просто ушли из конного спорта. Многие уехали за границу работать и получать достойную зарплату. Это был такой огромный провал в конном спорте, который, конечно, очень тяжело заполнить. Но у нас сейчас страна развивается, Россия улучшает многие позиции, а конный спорт – это всегда отражение положения дел в стране. Наш спорт идёт вверх, хотя после такого упадка очень тяжело возвращать назад свои позиции, но постепенно мы движемся в этом направлении.

Вы отмечали в интервью, что с Россией стали считаться на международном уровне. В чём это проявляется?

Признают, что всё-таки российская школа существует, но для того, чтобы признать – ещё очень далеко. Всё пытаются объяснить какими-то случайностями результаты. Мне кажется, что ещё два-три года и им тяжело будет объяснять, что у нас что-то получается случайно. Признают наши успехи, но признать, что мы идём к возрождению, пока не очень хотят. Всё время такая политика ведётся, что вам надо уехать на Запад, купить западных лошадей, тренироваться у западных тренеров. Да, это тоже хорошая вещь и можно перенимать хороший опыт, но я тренируюсь с русским тренером, Марина тоже (Афрамеева – всадница Воска. Они также поедут на Олимпиаду). Сейчас великолепно выступает белорусская всадница, которая тренируется с белорусским тренером Ириной Карачевой, которая при Советском Союзе была великолепной спортсменкой. Получается, что мы на лидирующих позициях, а не те, кто уехал на Запад. Надо видеть, что происходит на Западе, но не забывать, что у нас есть великолепные традиции, ещё остались хорошие тренеры и что надо прежде всего использовать свой потенциал.

Как понимаю, на государственном уровне не очень-то много денег выделяется конному спорту. Министерство спорта говорит, что покажите результат, а потом будут деньги. Но без финансирования тоже сложно добиться результата. Получается какой-то замкнутый круг. Дети, юноши на что занимаются?

Да, это очень сложная ситуация, школ конно-спортивных мало, они неплохо финансируются только в столичных регионах. Что с этим делать сказать трудно. Мы хотя бы просим министерство сделать шаг и признать лошадь спортсменом и партнёром всадника, а не инвентарём. Лошадь так же болеет, нуждается в восстановлении, готовится упорно к соревнованиям. Эту бы помощь оказало государство – признало лошадь спортсменом и выделило финансирование на лошадей, которые этого заслуживают. И, конечно, хотелось бы побольше иметь государственных школ. Я на своём примере понимаю, что вряд ли много бы детей смогли так тренироваться, как когда-то я: на лучших лошадях, с лучшими тренерами, как это было при Советском Союзе. Очень много строится футбольных площадок, хоккейных, тренера нанимаются. Нам бы хоть немножко уделили, у нас тоже очень большие шансы выйти на мировой арене на лидирующие позиции, если бы было внимания больше со стороны государства.

В Советском Союзе дети занимались бесплатно. А сейчас это насколько дорого?

В государственных школах, например “Юность Москвы”, дети и по сей день тренируются бесплатно.

Но все выезды на соревнования на свои деньги?

Да, в основном это за свои деньги. И качество материала, на котором дети тренируются в этих школах, тоже оставляет желать лучшего. Очень мало выходцев из этих школ, которые продолжают движение в большом спорте, хотя они дают неплохую базу детям. Многие всадники, занимаясь на пони, начиная на таких лошадях, потом могут выйти на хороший уровень. Очень много талантливых детей, но финансово… Мы в своём клубе поддерживаем, у нас много ребят выступают, которые не имеют возможности держать лошадей, но это единичиные моменты, а помочь массово мы не можем. Если бы ещё была возможность на серьёзных базах частных, где имеются серьёзные тренеры и хорошие лошади, организовать центры для обучения детей, тоже может был бы сдвиг. Но пока "а воз и ныне там".

Как спортсмены выезжают на заграничные соревнования? Ищут спонсоров?

Всё-таки федерация Москвы спортсменов, которые входят в состав сборной страны, она поддерживает и оплачивает несколько сборов и соревнований, это очень серьёзное подспорье. Они делают восстановительный сбор, мы две недели на море восстанавливаемся. Но это такой большой и сильный регион как Москва. А в регионах послабее там, конечно, финансирование меньше. Но при этом даже при помощи Москвы и Минспорта нам приходится значительное количество своих денег добавлять, чтобы вывезти спортсменов. Потом это только на ведущих всадников, а всадники, которые перспективные и могут показать результат, на них нет финансирования, их надо везти за собственный счёт. Получается такой замкнутый круг.

Как сейчас финансово Министерство спорта помогает?

Минспорт сейчас оплачивает чемпионат Европы по юношам и юниорам. Правда, это единственный старт, а чтобы попасть на него, нужно выступить ещё как минимум на трёх-четырёх международных турнирах и это за свой счёт. Нам на взрослую команду выделяется немного денег, мы можем в паре турниров за рубежом участвовать. Но вы понимаете, это капля в море. И оплачивается сам турнир, а что ты ещё между турнирами там должен по месяцу находиться с лошадью, всё оплачивать – это за свой счёт. Поэтому даже для всадников ведущих нет полного финансирования. В принципе, оно бы было, но мы не можем забрать все деньги у детей и сказать, что вы будете ездить за свой счёт. Поэтому всё равно нам надо отдать на выступления юношеских, детских, юниорских сборных и изыскивать свои возможности, чтобы подготовиться.

Сколько нужно денег, чтобы содержать лошадей высокого класса и сколько примерно нужно денег в год, чтобы выезжать на соревнования?

Содержание в Москве такой лошади как Мистер Икс будет где-то около 100 тысяч рублей в месяц, но это без снаряжения, а чтобы обеспечить врачебный уход, хороших ковалей, нормальные тренировки, хорошую конюшню с хорошими грунтами. А любой старт на лошади от 8 до 10 тысяч евро. Восемь стартов как миниумум нужно, чтобы высоко находиться в рейтинге. Но берётся восемь лучших результатов, а ещё так как всадник не должен выступать только на одной лошади, потому что всегда может что-то случиться, то рассчитывайте, что должно быть две-три лошади, на которых он может выступать. Он должен принять участие в 12-15 стартах в год, чтобы быть на плаву. Понимаете расход.

Сколько у вас лошадей?

У меня шесть.

"В нашем спорте чаще жеребцы, но сейчас стало и много кобыл. Но я с кобылами не могу работать. Сильно отличаются по характеру. Жеребцы как мужчины: вышли, хорошо подрались, помирились, теперь работаем. А кобылы как женщины: всё, ты меня обидел, я теперь с тобой год не разговариваю и так далее. Они на самом деле такие и есть".
 

А как вы ищете и выбираете лошадей?

Ищем по всему миру. Все знают, что мы берём лошадей абсолютно неподготовленными молодыми жеребятами и поэтому буквально со всего мира мне постоянно шлют видеозаписи лошадей, которые могут заинтересовать нашу базу. Потом много друзей-конников, которые звонят и говорят: “Инесса, у нас появилась очень интересная молодая лошадь, хочешь посмотри”. Когда я вижу видео или такой звонок, то я или наши тренеры, стараемся туда выехать и посмотреть лошадь. Если она нам подходит при визуальном осмотре, потом уже едут наши врачи, делают рентгеновский осмотр с полным обследованием, и потом только лошадь попадает к нам. Но ещё нужно подождать года три, чтобы выяснить, способна ли она стать большой лошадью. Это очень долгий процесс.

А какие цены на лошадей?

Цена колеблется от пяти тысяч евро до миллионов. Как попадёшь, в каком месте купишь. На аукционах за бешенные миллионы для меня другая история. Но есть аукционы, где и по 20, 30, 40 тысяч. Но, честно могу сказать, что молодую лошадь на аукционе в Германии, которая бы мне подошла на нашу конно-спортивную базу, дешевле ста тысяч я не видела.

Вы в своё время Мистера Икса за сколько купили?

Это была недорогая лошадь. Но, честно говоря, мы понимали, что лошадь хорошая, но что он будет до такой степени хорош, мы тогда тоже не понимали. Мы как всегда берём 10-15 молодых лошадей и из них выискиваем самородки.

Вы стараетесь по возможности брать российских лошадей?

Да, я живу здесь и считаю, что наши конезаводчики достойны внимания наших спортсменов, много лошадей есть действительно очень хороших. Поэтому почему не поддержать наших конезаводчиков. Я патриот до глубины души и считаю, что если можно помочь где-то у нас в стране, то лучше это сделать у нас, чем помогать западному производителю.

Можно сказать, что Мистер Икс за многие годы первая такая хорошая лошадь?

Нет, почему. У нас, например, был российского происхождения конь Балагур, который попал из милиции. Я наблюдаю, что лошадей хороших правда много, просто они должны попасть в хорошие руки, чтобы стать известными. Например, с одного хозяйства из Курской области на эту Олимпиаду едут две лошади, которые пробились в 60 лучших лошадей мира. Они рождены в одном месте у российского конезаводчика Надежды Соколовой, вдвоем попали на Олимпиаду, справились со всеми соперниками. Я считаю, что это хорошее достижение. Я даже не знаю, есть ли в выездке такое, что две лошади с одного конного завода попали.

То есть лошади есть, но они не на виду?

Да, нужно более серьёзно конезаводчикам относиться к выращиванию, доращиванию лошадей, чтобы они оставались здоровыми. Это как вундеркинды, они же могут быть везде, в любой стране. Я вот так не привязана, чтобы говорить, что только российские, но просто в России тоже есть очень хорошие лошади и на них стоит обращать внимание.

Если говорить об отношениях всадника и лошади, то насколько здесь от кого что зависит и как находить взаимопонимание?

Как с ребёнком, ничем не отличается абсолютно. Так же, как ребёнок ходит на занятия, так же учится. Как и дети кто-то запоминает слёту, кому-то надо много раз повторить, ничем от детей они не отличаются. Поэтому, наверное, мы их так любим. Для меня они те же люди. Как вы работаете с человеком, находите в коллективе общий язык, притираетесь друг к другу, так же и здесь. Просто есть люди коммуникабельные, есть сосредоточенные в себе, точно так же лошади. Так как я абсолютно не делаю различия между людьми и лошадьми, я считаю, что в дуэте всё распределяется 50 на 50. Для меня лошадь такой же человек и партнёр.

На кого проще положиться как на партнёра? На человека или животное?

Опять же нельзя так сказать, потому что для меня лошадь как человек. Какому-то человеку я доверяю на все 120%, а кому-то только на 50%. Так же и с лошадью. Они есть разные. Например, я выступала на двух лошадях и один был большой и своенравный, а другой маленький и домашний. И когда я выступала, то большой никогда не прощал мне ошибки. Бывает, вопрос идёт в доли секунды принятия решения на старте. Ты опоздал и он не исполняет: “Ну ты же ошиблась, вот получай по полной программе, сама виновата”. А другой перекрутится, пытается мою ошибку исправить, уши назад заложит “Ну что ты там делаешь, ты видишь я выкручиваюсь вместо тебя”. Поэтому они ничем не отличаются от людей. И относимся мы к ним как людям, с кем-то договариваемся, кто-то вредный, кто-то хочет работать, кто-то с ленцой, кто-то трудоголик и будет пахать день и ночь.

Расскажите о характере Мистера Икса.

Он добрый очень. Порода у него тракен, но не чистопородный, потому что мама у него таскала тележку. Он доброту взял, наверное, от мамы, которая всю жизнь людей, продукты в тележке возила, а свои рабочие качества от папы. Правда, никто не знает происхождение мамы, говорят, у нее отец тоже был породистый жеребец.

Вы рассказывали, что Мистер Икс зазвездился, когда стал побеждать. Как это проявлялось?

Раньше ты к нему мог как угодно подойти, что угодно с ним делать, теперь он звезда. Там ему не нравится, что мимо него ходят лишний раз, вот эту лошадь не водите, она мне не нравится, кидается на решетку, а раньше он ничего этого не делал. Начинаешь чистить – тут щекотно, давай отойди, прямо боком отпихивает. То есть он уже знает на сто процентов, что он звезда, что с ним должны считаться, что с его решениями будут считаться. И он этим по полной пользуется.

А в подходе к работе что-то изменилось, когда он почувствовал себя звездой?

Нет, когда речь идёт о работе, он понимает, что тут уже, как и любая звезда понимает, что на сцене ты должен выложиться, иначе звездой быстро перестанешь быть, так и он понимает, что старт есть старт и там надо выкладываться. Единственное, что ему мешает иногда получать хорошие результаты, бывают спады, что он очень настороженно относится к новой обстановке, ему надо привыкнуть, освоиться. Мы с ним стараемся очень много гулять на стартах, чтобы для него не было неожиданностей. А так в принципе он всегда старается работать.

То есть на соревнованиях лошади из-за новой обстановки все-таки по-другому себя ведут?

Да и человек тоже. Я, например, когда выезжаю на огромный стадион и куча людей и все на тебя напряженно смотрят, начинаешь нервничать. И лошадь не отличается от человека, она тоже понимает, что сейчас ответственный момент, что надо не ошибаться, начинает нервничать. А нервы и у людей, и у лошадей приводят к ошибкам.

Понятно, что вы много лет работаете, чтобы правильно обращаться с лошадью, но все-таки как вы настраиваете ее, чтобы она была в настроении, ведь они еще не должны показывать, что чем-то недовольны?

Мы должны очень много общаться. Лошадь должна чувствовать защиту и присутствие человека, с которым работает. Что она под защитой. Как и в семье, приятно чувствовать надежное мужское плечо, так и лошади нужно плечо партнёра рядом. У меня даже раньше Мистер Икс когда пугался, он прятался за меня и из-за меня начинал выглядывать, что там происходит. То есть я первая должна была стоять и он за мной, хотя это огромное животное. Но он понимает, что всё-таки главный в нашей истории это я и если вдруг страшно, надо у меня искать поддержки. Более того, когда я еду на старте, я же слышу, когда ему очень тяжело, он как и человек начинает затаивать дыхание, и я начинаю шевелить поводом, на нём незаметно двигаюсь и начинаю говорить: “вдохни, вдохни, вдохни”, а иначе элемент не получится. Раз слышу фыркнул, пошёл дышать, значит, должно получиться. То есть всё на уровне как люди улавливают взгляд друг друга, у нас так же жесты лошадь понимает твои, я улавливаю жесты лошади. Я точно слышу, когда ей страшно или тяжело что-то исполнить, чтобы можно было принять меры и не сделать ошибку.

Сколько вам нужно с лошадью поработать, чтобы найти такое взаимопонимание? Или это по-разному и зависит от лошади?

Это по-разному, но чтобы прям совсем хороший контакт на уровне биополя – не меньше пяти лет. Мистер Икс, например, у меня семь лет.

Лошадь тренируется час в день. А какие процедуры помимо мытья ей положены?

Она обязательно должна гулять второй раз в день. Есть лошади, которые могут гулять в леваде. Сейчас, правда, мы Мистера Икса ограничили в гулянии в леваде, потому что боимся, как бы не получил травму. Мы ходим с ним гуляем, кроме этого ему делают массаж, водят солярий, то есть с ним занимаются практически полдня. Он всё время под вниманием человека. У него шестиразовое питание, у него специальные спреи для хвостов, для грив. За всем этим следится. Любая царапина, любое его недовольное выражение лица – мы сразу начинаем бегать, что произошло.

Читала в одном интервью, что лошади даже расстраиваются, если их не вывели на награждение, чувствуют, что не выиграли. У вас такое бывает?

Есть такие лошади, которые просто заводятся при такой обстановке. Но есть лошади, которые категорически не любят награждение и даже приходится на награждении менять на другую лошадь, которая спокойно относится к этому. Потому что там обычно скопление лошадей, громкая музыка. Например, у меня конь Жеребец вообще не любит, когда с ним близко рядом кто-то находится, он очень злится, может ударить по какой-то лошади. Поэтому я его стараюсь не брать на награждение. Но что выиграл, это они чувствуют по отношению людей и им необязательно идти на награждение, чтобы это понять.

Как происходит транспортировка животных и насколько это сложно?

Это очень сложно на самом деле. Всегда транспортировка это большой риск для лошади. Конечно, удобнее летать на самолёте. Мы были вынуждены, когда попали в Лас-Вегас на финал Кубка мира, из Москвы лошадь везти в Европу, а из Европы уже вместе со всеми лететь в Лас-Вегас. Самолет лошади переносят легче, но стоит перелёт из Москвы до Франкфурта, например, 20 тысяч долларов. Поэтому не налетаешься. До Бразилии полёт оплачивает оргкомитет, в одном самолёте будет 30-40 голов, а вот, например, из Москвы у меня Мистер Икс летел один в самолёте. Это грузовой самолёт с различными грузами и Мистер Икс там же. Конечно, мы всё время были рядом с ним и на погрузке, и в самолёте, мы вдвоем с коноводом его сопровождали.

Лошади хуже переносят, если нужно стоять где-то на границе?

Да. Если едет машина, она стоит спокойнее. Когда машина стоит, у лошади появляется много возможностей чем-то заниматься, они начинают беспокоиться, начинают пытаться многие выйти и так далее. И это очень большие задержки. На самом деле самая наша большая проблема в транспортировке – это прохождение границ. И, к сожалению, в этом нам никак не идут навстречу.

То есть вы должны наравне со всеми стоять с лошадьми?

Да, абсолютно. Последний раз говорила, что мы везём олимпийских лошадей,пропустите пожалуйста… А они говорят: у нас коровы стоят, а вы лошадей хотите провезти. Весь ответ.

Сейчас все говорят, что вы с Мистером Иксом в Рио претендуете на самые высокие места. Вам становится сложнее готовиться от того, что все говорят, все ждут?

Да. Очень много разговоров. Я понимаю, что лошадь показывает такие результаты, которые, в принципе, покажи он на Олимпиаде, могут привести его к очень высоким результатам. Но всё равно это налагает дополнительную ответственность. Я даже всегда своим ученикам говорю, что так легко выступать, когда ты появляешься на новой незнакомой лошади, никто ничего от тебя не ждёт. Выступил – все рады, не выступил – тоже хорошо. Но никто не огорчился, потому что ещё ничего и не было. А когда у тебя лошадь с такими результатами и все ожидают, и я вижу, как на соревнованиях все соперники собираются из других стран смотреть, как я выступлю – конечно, от этого нервничаешь. Олимпида – это огромная ответственность перед страной и главный старт спортсмена в жизни. И, конечно, это очень волнительно. У кого не сдадут нервы на Олимпиаде – от этого всё зависит. Будем стараться, чтобы нервы не сдали.

Читайте также: Марина Афрамеева: Пришла в конный спорт, потому что в детстве хотела в телевизор.

Юрий Файнштейн, тренер Инессы Меркуловой:

"За Мистера Икса давали пять миллионов при мне. Другой раз алмазный король европейский подходил и говорил: "Вот чековая книжка, впишите цену". Его дочь выступала на нём, когда Инесса выиграла гамбургское дерби. И эта девочка прибежала, бросилась Инессе на шею и орёт: "Я первый раз в жизни 10 получила за выступление". Она выступала на её коне. А канадцы написали: “Мы будем очень удивлены, если эта лошадь будет выступать в Рио под российским флагом”. Они сразу сказали, что десять команд в мире заинтересованы в покупке этой лошади, чтобы поднять уровень выездки в стране. Они привыкли, что Россия продавала всё, они не ожидали встретить такого упорного сопротивления. Что с другой лошадью Авансом на чемпионате мира говорили, что здесь нет и одного человека, который не хочет купить эту лошадь. Что с Мистером Иксом. Нет, эти лошади не продаются, они нужны нам. И для Запада это не очень понятно".