В тот день, когда Пьер Ришар на один день стал редактором газеты Metro, он рассказал, что никогда не был в московском метро, и почти в шутку спросил, не сможем ли мы устроить ему экскурсию по станциям после закрытия, чтобы на платформе на него не напали толпы пассажиров, желающих получить автограф. 

Узнав о просьбе Ришара, руководство метрополитена загорелось этой идеей. Сам Ришар купил книжку о метро, чтобы подготовиться. И в час ночи со вторника на среду 81-летний артист прошёл через турникеты на почти пустую станцию «Партизанская». 

– Чёрт побери, – выдохнул он, оказавшись под мраморными сводами станции перед огромными статуями. Широко раскрыв глаза, он вертел головой во все стороны, как ребёнок в магазине игрушек. Самая большая игрушка стояла на запасном пути. 

Специально для Ришара метрополитен пригнал самый первый состав 34 года – его восстановили к юбилею метрополитена. 

– Можно его потрогать? – с нетерпением спросил он и, получив разрешение, нежно погладил крашеную поверхность вагонов. – А кресла с самого начала были мягкими? Удивительно.

Пока Пьер рассматривал поезд, с соседнего пути его рассматривали запоздавшие пассажиры и снимали на телефоны через окна вагона. 

Несколько минут ожидания, и поезд с мерным стуком тронулся. Вагон наполнился запахом чего-то жжёного и холодным воздухом.

– В старых вагонах нет кондиционера, так что дует только тогда, когда мы едем, – объяснил экскурсовод Пьеру. 

– Так даже лучше, – ответил тот с улыбкой. 

Ещё одна особенность старого вагона в том, что дверь, ведущая к машинисту, почти не закрывалась. Машинисты пригласили Пьера к себе.

– Там что, Ришар поезд ведёт? – удивлённо повернул голову полицейский, который ехал с нами, и, вспомнив «удачливость» персонажей Ришара, добавил: – Можно я сойду?

Сам Пьер в этот момент стоял у стекла, вглядываясь в темноту тоннеля, как капитан корабля у штурвала. Через минуту он обернулся и крикнул:

– Попо! 

Переводчика рядом не оказалось, мы растерянно смотрели на него, не понимая, что происходит.

– Попо! – повторил он.

Через мгновение уже весь вагон кричал «Попо! Попо!» Тут из-за спины выглянул француз, член команды Ришара, который помогал с его шоу. Увидев его, Ришар позвал его в кабину – поделиться радостью. 

Пьер фотографировался со своей группой на замерших эскалаторах, трогал мозаику на «Киевской», звал коллег, когда находил что-то необычное. Уже на улице, когда мы дошли до копии арки входа в парижское в метро, которую французы подарили Mоскве в 2006-м, Пьер рассмеялся, будто не верил своим глазам.

– Это просто невероятно!

Слова

«Метро – это отражение общества. Во Франции думают, народное – ну и чёрт с ним, каким будет, таким и будет. А тут с такой любовью всё сделано».