Из-за чего всё началось

Ситуация вокруг новосибирской постановки оперы "Тангейзер" вызвала широкий общественный резонанс после того, как митрополит Новосибирский и Бердский Тихон заявил, что в опере не по назначению используется церковная символика, что возмущает верующих. Прокуратура возбудила административные дела в связи с "осквернением предметов религиозного почитания" в отношении Мездрича и Кулябина.

Премьера оперы "Тангейзер" на сцене Новосибирского государственного академического театра оперы и балета состоялась в конце прошлого года.  

10 марта в Центральном районном суде города Новосибирска состоялось повторное слушание по делу, возбуждённому в отношении режиссёра-постановщика оперы Рихарда Вагнера «Тангейзер» в Новосибирском государственном академическом театре оперы и балета Тимофея Кулябина по ч.2 ст. 5.26 КоАП РФ «Умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порча или уничтожение».

Процесс, аналогичный возбуждённому в отношении директора НГАТОиБ Бориса Мездрича, начался 4 марта. Рассмотрение дела продолжилось 6 марта и было перенесено в связи со сменой защитника Кулябиным: вместо адвоката Валентина Демиденко режиссёра, как и директора оперы, защищал Сергей Бадамшин. Он известен как адвокат правозащитницы Марии Бароновой и участницы “Pussy Riot” Екатерины Самуцевич.

Судебное заседание началось с приобщения к делу богословского диплома протоиерея Бориса Пивоварова, эксперта со стороны обвинения, а также экспертиз свидетелей со стороны защиты, московских религиоведов Бориса Фаликова и Владимира Винокурова. Ходатайство адвоката о вызове в качестве свидетелей данных специалистов также было удовлетворено судьёй.

Доцент Центра сравнительного изучения религий РГГУ Борис Фаликов сообщил суду, что, на его взгляд, опера не содержит образов религиозного почитания – вся христианская символика извлечена режиссёром из контекста. «Фильм о Христе режиссёра Тангейзера — это вымысел внутри вымысла, – подчеркнул религиовед. – Когда я вижу выходящего на сцену актёра, слегка загримированного под Христа — почему я должен думать, что это евангельский образ?». На вопрос адвоката, имело ли место в спектакле осквернение предметов религиозного почитания, Фаликов недоумённо ответил: "Как может произойти осквернение вымысла?".

Доцент кафедры философии религии и религиоведения МГУ Владимир Винокуров отметил, что ни опера Вагнера "Тангейзер", ни её постановка Тимофеем Кулябиным не содержат предметов культа, а только лишь культурные образцы и добавил, что в опере отсутствует критика существующей религии. На аналогичный вопрос Бадамшина о факте осквернения Винокуров парировал: «Чтобы осквернять эти предметы, опера должна их содержать, а то, что она содержит — это бутафория».

Третьим свидетелем по ходатайству адвоката был приглашён заместитель художественного руководителя Театра Наций Роман Должанский, чтобы сообщить суду подробности реакции зрителей на спектакль или отдельные символы, использовавшиеся в нём: Должанский присутствовал на обоих премьерных показах оперы 20 и 22 декабря 2014 года.

Пересказав оригинальное либретто Вагнера и содержание спектакля Кулябина, Должанский поделился с участниками заседания европейским театральным опытом: зрители в театрах Европы выражают своё неодобрение, если оно возникает, крайне активно, вплоть до вставания с мест и выкриков в адрес актёров. В случае же новосибирской премьеры из-за, по мнению свидетеля, глубины спектакля и огромного количества деталей «внимание зрителей было приковано к сцене, а не к собственным внутренним переживаниям». На вопрос Бадамшина «Можно ли назвать этот спектакль антирелигиозным?» Должанский воскликнул: «Боже упаси!».

После допроса свидетелей адвокат успешно ходатайствовал о приобщении к делу характеристики Тимофея Кулябина, содержащей сведения о его профессиональной биографии – постановках, наградах и участии в фестивалях.

Прокурор Стасюлис предложил суду выслушать в качестве свидетеля музыковеда Марину Бусик-Трофимук, в этот же день выступавшую на слушании по делу Бориса Мездрича. После коротких прений Бадамшина и Стасюлиса судья в вызове свидетельницы отказала, поскольку в течение всего заседания и допроса адвокатом свидетелей со стороны защиты упомянутая женщина находилась в зале суда.

К делу также были приобщены письменные пояснения адвоката. Затем участники заседания просмотрели видеофрагмент оперы, указанный прокурором как вещественное доказательство, поскольку он содержит изображение постера фильма режиссёра Тангейзера «Грот Венеры», явившегося одним из главных поводов для подачи заявления митрополита Тихона в новосибирскую прокуратуру.

После этого судья Екатерина Сорокина объявила перерыв, после которого объявила о прекращении судебного процесса «в связи с отсутствием состава административного правонарушения». Заключение было встречено аплодисментами присутствовавших в зале.  

Как оправдали директора Новосибирского оперного театра Бориса Мездрича читайте в материале ЗДЕСЬ