Из-за чего всё началось

Ситуация вокруг новосибирской постановки оперы "Тангейзер" вызвала широкий общественный резонанс после того, как митрополит Новосибирский и Бердский Тихон заявил, что в опере не по назначению используется церковная символика, что возмущает верующих. Прокуратура возбудила административные дела в связи с "осквернением предметов религиозного почитания" в отношении Мездрича и Кулябина.

Премьера оперы "Тангейзер" на сцене Новосибирского государственного академического театра оперы и балета состоялась в конце прошлого года. 

Слушание административного дела в отношении директора НГАТОиБ Бориса Мездрича, допустившего к показу оперу «Тангейзер», состоялось 10 марта в мировом суде Центрального района Новосибирска. В самом начале судебного заседания Мездрич обратил внимание на документ Архирейского суда.

Мездрич: Способы борьбы с богохульствами - это попытка вступить в переговоры с целью примирения. Также это публикация материалов, разъясняющих нарушения. Благословение мирян на мирное гражданское противодействие. И только последний шаг обращение к органам государственной власти, – зачитал выдержки из документа Борис Мездрич. – Хочу обратить внимание, что в случае с "Тангейзером" митрополит Тихон сразу пошел на крайние меры, без переговоров. Это принципиальный вопрос, который в итоге привёл к раскачиванию общественного сознания.

Далее начались допросы свидетелей со стороны обвинения: доктора богословия Бориса Пивоварова и члена гильдии искусствоведов Марины Бусик-Трофимук.

Пивоваров: Мне поступили жалобы от прихожан. И, конечно, как служитель РПЦ я должен был отреагировать на данную ситуацию. К тому же есть документ «Отношение Русской Православной Церкви к намеренному публичному богохульству и клевете в отношении Церкви». В первую очередь я руководствовался им при составлении экспертного мнения, ведь он является авторитетным руководством для меня.

Бадамшин (адвокат Мездрича): Тогда почему вы не пошли на диалог с театром и не поговорили с ним, а сразу же обратились в прокуратуру? Вы пропустили достаточное количество процедур, которые вы должны были выполнить согласно инструкции? Ведь согласно данному документу, вы обязаны были это сделать.

Пивоваров: Это не должностная инструкция.

Бадамшин: На сколько важен для вас этот документ?

Пивоваров: Как для священносужителя, он важен для меня. В то же время я обязан реагировать на подобные влияние современного мира. Я видел постановку только на диске, в театре я не присутствовал, но мне этого хватило, чтобы составить личное впечатление. Я увидел, что священные образы и предметы, в том числе и крест, накладываются на непотребные изображения. Вот этот метод наложения сокрального на непристойное даёт эффект максимального унижения чувств верующих.

Бусик-Трофимук: Я была на спектакле 22 декабря 2014 года и сочла, что режиссёр Тимофей Кулябин вольно трактовал произведение Вагнера, «уничтожил оригинал оперы» и использовал «искаженный образ Иисуса». Посмотрела только первую часть с закрытыми глазами, потому что музыка, звучавшая на сцене была прекрасна, но не всё остальное, что происходило там. Я считаю, что главное действующее лицо оперы – сам Кулябин, ведь это уход от первоисточника (партитуры). Там содержатся не только ноты, но и текст, ремарки, связанные с конкретными движениями героя и сценографией. Мы пришли смотреть и слушать, что сделал Вагнер. Моя претензия - о нарушении авторских прав. Мне жаль режиссёра. Идите поучитесь и уважайте тех, чей замысел вы воплощаете.

Далее защита Бориса Мездрича вызвала в суд свидетелей, сделавших религиоведческую экспертизу «Тангейзера». Ими стали преподаватели РГГУ Борис Фаликов и МГУ Владимир Винокуров, а также театральный критик Роман Должанский.

Фаликов: В постановке оперного театра христианские символы не используются, а всё происходит на сцене — вымысел и к евангельским образам никакого отношения не имеет. И уж тем более данный вымысел никаким образом нельзя расценивать как религиозную реальность. Это невежество! Нельзя вырывать отдельные сцены и оценивать их, всё нужно рассматривать в контексте! Кулябин хотел показать конфликт религии и искусства, причем он не стоит на стороне искусства, а наоборот показывает, что режиссёр фильма по сценарию оказывается наказанным за свои деяния и отвергнут обществом. Кроме того, наши Ведущие театральные критики в восторге от спектакля и мало кто сомневается, что спектакль выдвинут на "Золотую Маску". Так что зрительское мнение – субъективно. Я предлагаю опираться на мнение экспертов.

Винокуров: Само по себе обсуждение и спор – недоразумение. Вагнер – не основатель религии, он автор оперы, художественного произведения. Однозначно, опера не содержит никаких предметов культа и тем более евангельского образа Христа. Богослужебной литературы и предметы культа на сцене нет! Что касается символики и проблематики: безусловно, референции есть, но никакого издевательства нет! У Иисуса в спектакле нет признаков аскетизма. Для меня подлинным Иисусом является Иисус из Нового завета - из этих вот 27 книг.

Должанский: Я лично присутсвовал на показах оперы. Ни одного оскорблённого я там не увидел. Более того, зал был полностью заполнен. В своей постановке режиссер предложил современную трактовку либретто. Был сделан современный перевод на русский язык. Новое режиссерское видение не затрагивает ни партитуру, ни текст Вагнера. В задачу режиссера входит донести все страсти, заложенные у Вагнера, до современного зрители. Это спектакль о противоречии между долгом художника и семейными связями. За свою жизнь я видел несколько тысяч спектаклей. Сейчас в театре много пустого эпатажа. И тем ценнее встретить спектакль одновременно смелым и тонким. Кроме того, герой Тангейзер страшно наказан за своё антиобщественное деяние. Спектакль учит, что нельзя нарушать общественные нормы – это ведёт к наказанию и распаду личности.

В конце судебного заседания судья 1-го участка мирового суда Центрального района Екатерина Сорокина постановила прекратить данное судопроизводство в отношении Бориса Мездрича по ч. 2 ст. 5.26 КоАП РФ (поругание религиозных символов) в связи с отсутствием состава административного правонарушения.