На веб-сайте Jaidecharlie.com (“Я помогаю Чарли”), люди могут сделать пожертвование, чтобы помочь журналу выжить. На прошлой неделе сатирическая публикация получила неожиданную поддержку от Арнольда Шварценеггера. Арни написал в Твиттере, что он новый подписчик журнала и вдохновил более 3-х миллионов своих фолловеров последовать его примеру.  

В среду утром Charlie Hebdo вышел впервые после террористических атак на парижский офис сатирического журнала. Те, кому удалось заполучить экземпляр, определённо получили то, за что заплатили.

За свою обычную рабочую неделю торговец периодики Фарид Абади продаёт три-четыре экземпляра издания. Он работает в газетном киоске неподалёку от моего дома во 2-м районе Парижа и сказал мне в среду: "на прошлой неделе, даже если бы у меня была тысяча экземпляров издания, все моментально разошлись бы”. На eBay некоторые старые образцы журнала – самые скандальные – продаются за 100 000 евро. А в палатках сейчас расходятся за три евро.

Чтобы получить один из 60 экземпляров, которые поставляются Абади, я заплатила ему заранее, во вторник. Он сказал, что, учитывая спрос, отложить экземпляр будет очень сложно, но он “попытается”.

К счастью, он сдержал свое слово. В 7:30 утра, когда я обычно ещё сладко сплю, Абади продал мне последний экземпляр. Остальные 59 штук разлетелись буквально за десять минут.

В Twitter люди писали сообщения о том, как они часами стояли в огромных очередях по всему Парижу в надежде получить одну газету. Ещё никогда я не видела ничего подобного во Франции. Обычно тихие газетные киоски по всей стране были окружены гулом вопросов: “У вас есть Charlie?” Тем, кто не получал своего экземпляра, Абади говорил: “Я получу больше номеров завтра!"

Тираж этого номера (выпуск 1178) в общей сложности составляет три миллиона копий, что в 80 раз больше стандартного. К 10 утра в среду все выпущенные газеты были распроданы по всей стране.

Обложка последнего номера Charlie Hebdo разлетелась по французским СМИ в понедельник, после того как газета Liberation разместила её в своём Твиттер. Эта газета предоставила свои страницы оставшимся в живых после нападения сотрудникам редакции Charlie Hebdo. Всего-из-за нападения братьев Шарифа и Саида Куаши погибли 12 человек, среди них сотрудники журнала и полицейские.

На обложке последнего номера Charlie Hebdo пророк Мухаммед, который изображён на зелёном фоне, держит в руках табличку с надписью: "Tout est pardonné" ("Все прощено"). Эти слова относятся к трагедии.

Несмотря на очевидные риски, практически каждый французский телеканал, газета или веб-сайт разместили у себя скандальную обложку. “Это не та первая полоса, которую хотел видеть мир, но это первая полоса, которую мы хотели сделать”, - сказал карикатурист Луз, который делает обложки, во время пресс-конференции, проведенной в Libération во вторник.

"Я - Charlie, я - полицейский, я - еврей, я - мусульманин, также как и атеист”, - продолжил он.

Что же содержат 16 страниц последнего номера издания? Некоторые из неопубликованных ранее рисунков карикатуристов Тигну, Кабу, Волински, Оноре и Шарба (погибшие карикатуристы – прим. переводчика), а также новые изображения, которые были сделаны сотрудниками после трагических событий. И конечно, как каждый “нормальный” номер Charlie Hebdo, последний наполнен дерзостью, школьными насмешками, напористостью и острыми высказываниями. В нём есть интересные истории и колонки мнений, посвящённые недавним событиям. Главный редактор Жерар Бриар в в своей колонке отдаёт дань всем жертвам. К счастью, во время трагических событий он находился в Лондоне. В своём материале он призывает защищать “laïcité” (атеизм, разделение церкви и государства), существенный элемент, необходимый для сохранения демократии и права человека на на "liberté, égalité, fraternité” (“свободу, равенство и братство”).

Для меня, как и для большинства французов, нет понятия “зайти слишком далеко”, когда речь заходит о свободе самовыражения. Естественно, речь не идёт о таких случаях, когда самовыражение может оскорбить человека по расовому, национальному или религиозному признаку. Несмотря на трагичность недавних событий, сегодняшний выпуск газеты - все еще оплот свободы слова. И сатирический дух Charlie жив.