Сергей Довлатов родился 3 сентября 1941 года в Уфе, где его родители находились в эвакуации. Умер в 1990 году в Нью-Йорке в эмиграции.

•    В доме №23 на улице Рубинштейна писатель прожил 31 год – большую часть своей жизни. В комнате коммунальной квартиры Сергей вырос, здесь были прописаны его жена Елена и дочь Катя.

3 сентября писателю исполнилось бы 75 лет. В этот день  Литературный музей «XX век» проведёт несколько экскурсий по довлатовским местам, в том числе туристы побывают в комнате, где Сергей Довлатов прожил с 1944 по 1975 год.  

Комната общего пользования
Дом №23 на улице Рубинштейна украшает памятная доска. Это единственное официальное упоминание о том, что тридцать лет здесь жил автор «Заповедника», «Чемодана» и «Компромиссов».

«Довлатовская» квартира №34 осталась без изменений.
В коммуналке – семь комнат, у шести из них – свои хозяева. 30-метровая комната рядом с входной дверью, где и жил Сергей Донатович, по документам считается общей.
– Её использовали как кладовку, жильцы оставляли там велосипеды, ненужные коробки, – рассказала Metro Наталья, она вместе с мужем Дмитрием и двумя детьми прописана в этой коммуналке. – Такой порядок был много лет. А примерно полгода назад один из собственников, не посоветовавшись ни с кем из соседей, стал сдавать комнату общего пользования. Мы жаловались в жилкомсервис и администрацию, но нам сказали, что это наши личные проблемы.

Привет из солнечного Узбекистана
Сейчас в «довлатовской» комнате живут граждане Узбекистана. По словам соседей, ведут себя тихо. Рано утром уходят на работу, возвращаются, ужинают и ложатся спать. Гостей не водят. На площади 30 квадратных метров ночуют по шесть-восемь человек, точного количества никто из соседей не знает.

Журналист Metro навестила арендаторов.
Дверь открыла женщина, представилась Майей. Приставила к губам палец и шёпотом пригласила войти. Комната поделена на две части – мужскую и женскую. Вместо кроватей – брошенные на пол матрасы. На одном из них спал мужчина.
– Остальные на работе, – пояснила Майя. – Сама только пришла. Я повар в столовой, но скоро уезжаю на родину. Да у нас тут все повара.

На вопрос, есть ли у квартирантов договор об аренде и сколько они платят, Майя развела руками:
– Ничего не знаю, старших нет дома!

Всё подлинное, всё настоящее
Узбечка Майя рассказала, что про Довлатова слышала и очень гордится, что живёт в этой комнате. Но книжек его не читала, поскольку по-русски понимает плохо и зрение уже не то. Её соседи по комнате с творчеством писателя также не знакомы, но знают, что сюда будут водить экскурсии, и обязуются поддерживать порядок и открывать дверь.
Из предметов, которыми пользовался писатель, в комнате остался лишь зелёный камин. Также своего известного жильца помнят старые рамы на окнах в кухне и знаменитая дверь в туалет с табличкой «Приёмная», которую прибил Довлатов.

– Двери в комнатах никто не менял, – говорит Наталья. – Всё подлинное. Мы очень надеемся, что когда-нибудь здесь откроют музей, а нас расселят.