Сегодня в музее А. С. Пушкина открывается выставка «Дороги Александра Грибоедова: от Москвы до Тегерана», посвящённая 220-летию классика. На ней покажут сохранившиеся в фондах музея вещи, связанные с писателем, например, первое издание «Горя от ума». Но главными экспонатами станут фотографии историка Сергея Дмитриева, который повторил путь Грибоедова из России в Иран. 

В ходе экспедиции Дмитриеву удалось разыскать дом российской дипломатической миссии, где в 1829 году разъярённая толпа персов растерзала писателя и ещё 36 человек, которые находились в посольстве. Тело Грибоедова было изуродовано и опознать его удалось только по кисти руки.

Этот дом долгое время считался утерянным.

– Есть упоминания о нём в 1913-м году, а потом – всё. Было сложно, но мы всё-таки нашли его в самом Тегеране, – рассказал Metro Дмитриев. –  После исламской революции в 1979 году отсюда всех выгнали, и с тех пор в доме ветер гуляет.

С предложением восстановить дом историк обращался к главе МИДа Сергею Лаврову, в Министерство культуры, к иранским властям, но никакого результата пока нет. 

– Сейчас дом планируют снести, – добавил Сергей. – Иран не хочет поднимать эту тему. Они относятся к этой ситуации по-своему, считают, что Грибоедов совершил ряд ошибок, и поэтому его убили,  а мы считаем, что был заговор.

 В 1828 году Грибоедов принял участие в заключении Туркманчайского мирного договора, положившего конец Русско-персидской войне. По нему Иран должен был выплатить контрибуцию и отпустить пленных, в том числе из гаремов. Грибоедов, назначенный российским послом, строго следил за исполнением условий договора. Именно эта непоколебимость так сильно досадила персам, что те до сих пор не могут забыть посла.

– Иран очень болезненно относится к этой истории. Грибоедов очень жёстко выполнял условия Туркманчайского мирного договора. Он действовал самым жёстким образом, вмешиваясь в дела семейные отдельных высокопоставленных иранцев, в гаремные дела и так далее, – объяснил Metro профессор кафедры востоковедения МГИМО ​Сергей Дружиловский. – В Иране отношение к нему очень негативное. Тут очень тонкий момент. Ведь даже царь отреагировал спокойно на известие о том нападении. Приехал (в Петербург. – Прим. ред) принц, привёз бриллиант, и на этом всё закончилось. Поэтому ожидать от Ирана желания возродить светлую память Александра Сергеевича не стоит.