СПРАВКА

Что надевает на себя подлёдный дайвер: сухой гидрокостюм, тёплую подкладку, компенсатор плавучести, баллоны с газовыми смесями, регуляторы, которые позволяют снижать давление, подводные компьютеры, маски, ласты, варежки, шлемы, фонарь, нож, свинцовые грузы и много ещё всего по мелочи.

Русские дайверы Максим Астахов и Александр Губин обновили на Белом море мировой рекорд по подлёдному погружению, спустившись на 102 метра. Уникальное достижение, установленное в ходе научно-исследовательской экспедиции "Полярный круг", зафиксировала сербка Божана Остойич, член команды Жака-Ива Кусто.

Участник экспедиции Антон Райхштат подчеркнул, что установление мирового рекорда – важное достижение, хотя оно и не являлось главной целью исследовательских работ на Белом море.

– Мы выполняем исследования для биологов МГУ и для спецфизиологов военно-медицинской академии имени Кирова, – рассказал он Metro. – И кроме того, тестируем российское оборудование. А поскольку делали всё это на беспрецедентных глубинах, решили зафиксировать рекорд. Остойич поздравила Россию и всё мировое сообщество с успешным погружением наших дайверов. Это расширение границ наших возможностей, достижение, сравнимое с выходом человека в космос.

Райхштат отметил, что исследования помогли военным выяснить, как могут работать мобильные отряды в арктических условиях, а у медиков появились новые знания в области глубоководных погружений при низких температурах.

– Подлёдное погружение опасно по нескольким причинам, – поясняет Metro один из героев экспедиции Максим Астахов. – Нельзя выйти на поверхность в любом месте, только через пропиленную майну. Вот почему всё погружение происходит вдоль спускового конца, зафиксированного возле майны.

По словам Максима, самое опасное на холодной воде – обмерзание оборудования, из-за чего может произойти потеря газа, которым дышат дайверы.

Само оборудование, которым ребята пользовались при погружении на рекордную глубину, очень тяжёлое, весит около 150 килограмм. Вот почему заниматься подлёдным дайвингом могут только крепкие, физически выносливые люди.

Максим уверяет, что спуск под лёд в холодных водах совершают единицы. Обычно если подлёдные дайверы и берутся за это непростое дело, то спускаются на 25-30 метров. При этом нет никаких рекомендаций, научных пособий – Астахову и Губину приходилось действовать методом проб и ошибок.

Сначала они практиковались на пресной воде, затем перешли на солёную. И постепенно наращивали "глубинные" обороты. Основной проблемой для них стала холодная вода. На глубине 102 метра приборы зафиксировали температуру –1,5 градуса. Максим был к этому готов благодаря электроподогреву в костюме. А вот Александр отказался от него, в порядке эксперимента. И выдержал испытание с честью – правда, сильно замёрзли руки.

Во время каждого спуска дайверы обычно испытывают волнение. Максим – не исключение. К тому же, решающее погружение накладывало на него ещё и дополнительную ответственность.

– Была ведь очень длительная, дорогостоящая подготовка, – говорит он. – На финише нужно было сделать всё, как полагается. Так что психологически было непросто.

В глубинах Белого моря русские дайверы увидели морских звёзд и актиний. Правда, времени смотреть по сторонам у них совсем не было, поскольку каждое действие подо льдом у ребят расписано буквально по минутам. Да и разглядеть что-то было крайне сложно, почти невозможно, так как лёд совсем не пропускает свет, и уже с глубины 25-30 метров Астахов и Губин спускались в абсолютной темноте. Только при помощи фонариков они могли немного освещать окружающее пространство – видеть контуры друг друга и оборудования.

К слову, на разных глубинах ребятам приходилось менять газы – в рамках декомпрессионных остановок.

– Если дышать обычным воздухом на глубине 100 метров, человек может впасть в азотный наркоз и потерять сознание, – объясняет Райхштат. – Меня очень впечатлила одна из остановок, которые совершили ребята во время рекордного погружения. На видео я разглядел у них гигантское количество баллонов, целый букет со смесями...

Через несколько дней экспедиция "Полярный круг" завершится. Но уже сейчас её можно признать успешной – особенно если учитывать, что был установлен мировой рекорд, о котором раньше можно было только мечтать.