Джон Смарт

Футурист, лектор и основатель Acceleration Studies Foundation, который занимается исследованием ускорения в науке и технике.
Смарт в настоящее время работает над книгой, которая будет опубликована в январе 2015, а также занимает должность консультанта в NextIT, компании, которая делает умных виртуальных помощников, версии цифровых близнецов.

Friel

Фото:

Через несколько лет у нас будут ‘цифровые близнецы’, которые будут служить нашими цифровыми секретарями. Футурист и технолог-теоретик, основатель Acceleration Studies Foundation Джон Смарт рассказал Метро о нашем кибернетическом будущем.

- Вы говорите, что цифровые близнецы появятся уже через несколько лет. Что это означает?

- Это означает, что в ближайшем будущем появятся персональные программные агенты, или цифровые близнецы, которые станут информационными модуляторами ценностей человека, его интересов, и, пожалуй, даже индивидуальности. Новое программное обеспечение сможет анализировать основные свойства человеческой личности. Не важно, как его называть, - “дворецким”, “секретарем” или “агентом”, - близнец будет прогнозировать и предугадывать поведение своего владельца и выполнять некоторые действия за него.

- Можно ли сравнить программу с описанной в фильме “Она”?

- Женская операционная система в картине “Она” - хороший пример. Но, мне кажется, большинство людей предпочтут использовать точную копию себя, нежели модель другого человека, как это было в кино. Просто обычно квалифицированные специалисты предпочитают использовать свои настоящие имена в социальных сетях, в то время как дети и случайные пользователи часто используют фейковые. Это актуально в ситуации, когда вам нужно использовать “цифрового двойника” в рабочих целях. Например, для отправки почты, если вы заняты другими делами или же хотите поспать. Однако, возможно, для некоторых удобнее иметь в качестве цифрового двойника кого-то отличающегося от себя, своего рода электронного секретаря.

- Когда мы сможем увидеть первые признаки виртуального агента?

- На самом деле, первый опыт общения с Интернетом мы уже видели во время ток-шоу “Опасности” в 2011 году. Тогда Алекс Требек говорил с компьютером Уотсон IBM. Это был первый случай в истории, когда диалоговый компьютер обыграл два лучших ума на планете. Подобные изобретения станут доступны повсеместно к концу декады. Аналоги уже появились у Google (New), Apple (Siri) и Microsoft (Cortana).

- То есть наши смартфоны тоже можно считать своего рода цифровыми близнецами?

- Да. Поскольку вся информация о нас хранится в облачных сервисах – всё, что мы когда-либо писали в имейлах, блогах или в Facebook. Если бы мы завтра умерли, то наши друзья могли бы использовать нашу страницу Facebook, чтобы написать о своих воспоминаниях. Кроме того, появился такой стартап Eterni.me. В их проекте программа моделирует двойника, который заменит владельца в общении с близкими. Я думаю, что эти стартаперы ещё не готовы представить идеальную модель миру, но это вопрос пары лет. Они движутся в верном направлении.

- Какова главная выгода от наличия компьютерной версии нас?

- Технология “понимания естественного языка” может помочь избежать постоянного мониторинга диалоговых программных платформ – она сама просмотрит все имейлы. Она создаст семантическую карту и карту ценностей, слов и вещей, о которых мы заботимся. Далее в ход пойдут программы Google и других компаний, которые будут использовать вашу семантическую карту, чтобы найти в сети людей, которые имеют схожие интересы. Возможно, десяток человек на планете хотят делать то же, что и мы. Если у программы есть наша семантическая карта, она поможет нам найти друг друга, чтобы более эффективно выполнять наши бизнес-задачи. Двойник может собирать лучшие информационные ресурсы, делать покупки и заниматься общественной деятельностью. При этом все неинтересное будет автоматически отфильтровано. Близнец разошлёт сообщения компаниям с объяснениями, почему они бойкотируются. Это может понадобиться в случае, если компании, например, проигрывают в устойчивости или распределяют средства таким образом, что работники страдают из-за слишком больших выплат директорам.

- А что насчет наших политических и эмоциональных решений?

- В конечном счете близнецы помогут и в этом. Защищая наши ценности и лоббируя интересы, они будут делать это более кропотливо, чем мы сами. При этом мы сами будем решать, сколько простора давать своему двойнику и насколько много учить его. Но в любом случае, с каждым годом, он будет становиться всё умнее и соответственно полезнее. Цифровое аппаратное и программное обеспечение развиваются с невероятной скоростью. Уже существуют программы, которые умеют распознавать эмоции по нашей интонации. Используя эти знания, близнец сможет говорить с нами спокойнее или даже проявит сострадание, когда мы расстроены или сердиты.

- Готово ли психологически человечество взаимодействовать с цифровым близнецом?

- Большинство из нас очень не хочет использовать многие устройства, потому что они не могут говорить с нами. Это главная проблема. Компании, которые не собираются внедрять возможность обратной связи с близнецами, будут терпеть неудачу. Особенно это касается нового поколения, которое ждёт новинок каждый год. Они не примут глупых безответных устройств, поскольку с рождения окружены цифровыми технологиями.

- А что насчет частной жизни. Какова вероятность, что кто-то украдёт моего цифрового двойника и получит всю информацию обо мне и моих банковских данных?

- Все сложные системы, являются ли они живыми или технологическими субъектами, нуждаются в частной жизни и имеют иммунные системы, которые помогают защищаться и распознавать врага. Но нужно помнить, что недоброжелателей все-таки гораздо меньше, они составляют лишь небольшой процент населения. Большинство людей пытаются быть хорошими, и делать хорошее. Чем более мир становится цифровым, тем легче должно быть защищать личное пространство (частные разговоры, личные и коммерческие тайны, национальная безопасность). Необходимо развивать прозрачность и использовать её в благих целях, чтобы проще было распознавать злодеев (недоброжелателей) и их преступления. Но мы не думаем о безопасности частной жизни, прозрачности и системах безопасности, пока не происходит кризиса. Тогда мы начинаем играть в догонялки и стараемся строить лучшие системы. Главная задача – поставить вопрос безопасности в один ряд с такими вещами как инновации и рост технологий, политиков и общественности. Мы часто слишком заняты, чтобы думать о таких простых вещах.

- Почему нам нравится жизнь онлайн настолько, что иногда мы забываем о реальной?

- Поскольку мир цифровых технологий - также реальная жизнь. Не стоит разделять “онлайн” и “реальное”, скорее, нужно противопоставлять “виртуальное” и “физическое”. Всё реально. Когда мы сидим и воображаем, что будем делать, сами становимся участниками виртуального мира (моделирование). То же самое происходит, когда мы сидим за компьютером или смотрим кино. Сознание, самая высокая форма виртуальной деятельности человека, очень реально. Мы не высмеиваем свое собственное сознание, потому не стоит высмеивать и виртуальный мир. Фактически, чем больше мы узнаём виртуальный мир, тем больше мы можем использовать его, чтобы модернизировать материальный мир. Это правда, что мы проводим все больше времени в виртуальном пространстве, потому что он очень быстр, недорог, а также является эффективным ресурсом, тогда как материальный мир медленный, дорогой и расточительный.

- А Вы не боитесь, что однажды наши цифровые двойники заменят нас?

- Если наши цифровые системы будут становиться все более и более хорошими копиями нас, то это не будет означать, что “они” заменили “нас”. Скорее, они просто станут другой версией “нас”. Люди долгие годы занимаются тем, чтобы поместить всё лучшее, что есть в нас, в технологии.