Признаки, которые могут указывать на возможность побега подростка из семьи.

• Перемены. Необъяснимые изменения в настроении, поведении или внешнем виде.
• Скрытность. Утаивание информации личного характера, недоверчивость.
• Замкнутость. Нежелание идти на контакт, смотреть в глаза собеседнику, необщительность, уход в себя.
• Одиночество. Отсутствие друзей, круга общения, близких отношений.
• Отрешённость. Безразличие к окружающему, к родным и близким. Отсутствие увлечений, хобби. Потеря интереса к чему-то, что раньше имело большое значение.

За последний месяц две студентки столичных вузов, Варвара Караулова и Мариам Исмаилова, сбежали из семьи, завербованные, скорее всего, ИГИЛ (террористическая организация, запрещённая на территории РФ). Психолог Ольга Маховская, автор книги "Как спокойно говорить с ребёнком о жизни, чтобы потом он дал вам спокойно жить", объяснила Metro, почему молодые люди так себя ведут и как можно предотвратить побеги.

1 Психологическая незрелость

За поступками 19-летних Карауловой и Исмаиловой, как считает Ольга Маховская, стоит психологическая незрелость девушек. По словам эксперта, подростки склонны к побегам из дома, поэтому их демарши не становятся чем-то совсем неожиданным. Кстати, Джохару Царнаеву тоже было 19 лет, когда он устроил взрыв в Бостоне.

– Этот возраст нигде не упоминается как кризисный, но тем не менее это возраст, когда необходимо разрешение конфликта между требованиями родителей и желанием жить своей жизнью, – отмечает психолог. – В 19 лет человек может принять какое-то радикальное решение, например, бежать.

2 Синдром второго курса

Случаи последних побегов, по мнению Маховской, можно назвать «синдромом второго курса».

– Это когда подростки из семей с высокими амбициями поступают в вуз, после чего родители расслабляются. В результате ребёнок остаётся один на один с этой жизнью, – говорит психолог, – и понимает, что не справляется с ситуацией – не хватает знаний, возможно, мотивации. Такому ребёнку всё время хочется бежать.

3 Вербовка

Юноши чаще вступают в организации вроде ИГИЛ, потому что просто любят риск. Кроме того, родители девушек быстрее реагируют на изменения в их поведении, говорит Маховская.
Вербовщики обычно ищут одиноких, замкнутых юношей и девушек, которых обрабатывают 2–3 месяца.

– У завербованных рассеянный взгляд, глаза будто стеклянные, – гпоясняет Маховская. – Им не разрешают смотреть в глаза.

Но главное, любой вербовщик применяет психологическое насилие. Агрессивные религиозные культы понимают, что семья может и будет сопротивляться. Поэтому, выбирая молодых, 17–19-летних, которые сами настроены на эмансипацию, отделение от семьи, они начинают работать на разрыв с родными и внушать, что им досталась плохая семья.

4 Дистанция с родителями

Как утверждает психолог, для предотвращения побега родители должны разговаривать со своими детьми.

– В атмосфере молчания у ребёнка разрастаются страхи, он живёт с ощущением, что не сегодня-завтра пробьёт какой-нибудь «набат», – отметила Маховская.

Если у родителей появляются опасения, что с ребёнком что-то происходит, эксперт советует им сходить в вуз и поговорить с кем-нибудь о нём.

– Варя вне дома ходила переодетая в хиджаб, – напомнила Маховская. – Это был серьёзный сигнал, были все основания беспокоиться.

5 Летние каникулы

Лето – самый опасный сезон для родителей. В это время года существенно возрастает риск побега, утверждает Маховская. Это связано с тем, что заканчивается учёба и у подростков появляется свободное время.