Депутат Госдумы и олимпийская чемпионка по конькобежному спорту в разговоре с Metro прокомментировала заявление вице-президента Олимпийского комитета России Станислава Позднякова о том, что в заявку российской сборной на Олимпиаду в Пхенчхане попали всего 169 спортсменов.

Заявку сборной России на Олимпиаду урезали до 169 спортсменов. Что вы об этом думаете и куда делись ещё более 200 человек?

Мы знаем, куда они делись. Появились 17 критериев и по этим критериям из списка ушёл ещё ряд людей. Там появился один из критериев, который сильно показывает двойные стандарты – это красные флажки в системе ADAMS. При наличиии даже одного, как я понимаю, красного флажка, то есть это какие-то обстоятельства, по которым спортсмен не явился на допинг-контроль. Именно скрытый, не соревновательный. Это проспал, забыл поменять в системе ADAMS место нахождения, у него появились какие-то обстоятельства, что он забыл, всё, что угодно. И этот флажок красный если был, то всё, считай, что ты уже не допущен до Олимпиады. А есть иностранные спортсмены, у которых побольше флажков было и ничего.

Многие выпали именно поэтому?

Не только поэтому. Были официальные информаторы, например, Родченков, которые называли какие-то фамилии практически на своё усмотрение. Также ещё были  информаторы, которые не озвучены нам, их фамилии остались неизвестны. Они тоже что-то говорили и якобы нарушения озвучивали. Как понимаю, на основании этих показаний тоже сформирован список. А это могла быть банальная вещь, если этот информатор также сейчас выступает на Олимпийских играх, так он мог так про соперников сказать. Я не говорю, что так стопроцентно случилось, но гипотетически это может быть всё, что угодно. Или у кого-то месть. Или как Родченков мог кого-то перепутать, увидел фамилию и мог сам не помнить, ведь столько времени прошло. А это является причиной для отстранения. Они сказали, что это должны быть стопроцентно чистые спортсмены, никаких нюансов там быть вообще не может.  

Как относитесь к тому, что на Игры поедет настолько усечённая команда?

Меня расстраивают как раз не индивидуальные выступления, хотя понятно, что мы будем очень сильно болеть за наших девчонок и мальчишек фигуристов, потому что они одни из оставшихся наших претендентов на индивидуальные медали. Те же сноубордисты остались, горнолыжники, есть у них ряд успешных выступлений в течение сезона. Но при этом у нас были виды, где мы были сильны не в индивидуальном формате, а в командном. И спортсмены к этому готовились четыре года. Например, наша командная гонка девочек в конькобежном спорте. На последних Олимпиадах с тех пор, как эта гонка появилась, мы – бронзовые призёры, в том числе в Сочи. Поэтому несомненно многие девчонки именно скатывались и готовились, чтобы этой командой выступить и как раз индивидуально они не все так сильны, как вместе. И это был наш козырь, но теперь этой команды нет, её разбили. То же самое в эстафетах, то же самое у шорт-трека, без Виктора Ана и так далее команды тоже нет. Кстати, ещё не знаю, как теперь будут выступать наши фигуристы, у них ведь тоже есть командная медаль и теперь им тоже будет тяжело это сделать, потому что двух пар у нас уже нет. Поэтому за такие медали, где мы болели за команду, а не только индивидуально за спортсмена, у нас возможности поболеть не осталось. Кроме хоккеистов и кёрлинга, ну и микст биатлонный вроде как, получается, что набирают.

Как думаете, хотя бы после Олимпиады это закончится или будет продолжаться сыпаться всё со стороны МОК?

Я прогнозировать не могу, потому что МОК вроде как не то, чтобы обещал, но говорил, что скорее всего инцидент будет исчерпан, потому что это уже новое поколение спортсменов-олимпийцев, которые в России совсем другие и так далее, что мы поэтому понимаем, на следующих Олимпийских играх у нас к России будет не полное доверие, но по крайней мере инцидент будет исчерпан. Но я читаю интервью других участников этого процесса, наших обличителей и обвинителей, они как раз говорят о том, что вы не расслабляйтесь, мы не принимаем это, мы не согласны, что МОК вот так чуть ли не пошёл на поводу у России и хочет их простить. Но это уже напоминает вендетту и какую-то персональную неприязнь к россиянам.