Руководитель команды "КАМАЗ-мастер" Владимир Чагин объявил состав на ралли "Дакар-2018". Среди главных претендентов на победу – действующий победитель Эдуард Николаев, который будет сражаться за "Золотого бедуина" вместе со штурманом Евгением Яковлевым и механиком Владимиром Рыбаковым. Репортёр Metro узнал у трёхкратного чемпиона ралли "Дакар", что он ждёт от соревнований, какие проблемы могут возникнуть на трассе, и с чего вообще для него начался автоспорт.

– В чём "Дакар-2018" будет отличаться от предыдущих?
– В этом году наш экипаж стартует первым, и мы к этому готовы, – рассказывает Николаев Metro. – Если не отменят спецучастки, должно быть сложнее, интереснее. В последние годы "Дакар" в Южной Америке был заточен на быстрые дороги, не было проблем с навигацией, штурманы не сильно влияли на результат. Организаторы увидели, что участники не совсем этим довольны. Поэтому новый "Дакар" будет непростым для пилотов, должно быть много сложных дюн, песчаных воронок. Ну и, конечно, снова становится значимой навигация. В условиях дюн, песков, участники могут сбиваться с курса, так что придётся работать не только пилоту, но и штурману. Мы, конечно, хорошо потренировались в песках во время ралли "Шёлковый путь", тем не менее, пески очень коварны, они не прощают ошибок.

– Какие особенности будут на участках "Дакара" в Перу, Боливии и Аргентине?
– В Перу много песков, дюн – то есть, всё это будет уже на старте. В Боливии другая проблема, высокогорье. Будут серпантинные дороги, много времени проведём на высоте. Ждём, что там будет остановка для отдыха. В Аргентине – всего понемножку. Там и пески, и те же кусты, которые могут рвать колёса, и равнинные дороги, где нужно выжимать максимум из мотора.

– Расскажите, какие ещё могут возникнуть сложности на трассе "Дакара"?
– Организаторы всех ставят в одинаковые условия. Кто-то может наехать на жёсткие кусты протектером, кто-то – боковым кордом. Кому как "повезёт". В Южной Америке кусты очень жёсткие, сухие. Они как проволока, как металлический прут. Пилоты должны подбирать правильную траекторию пути, уметь грамотно наезжать на кусты, пропускать их между колёсами. На пилоте лежит вся ответственность. В Южной Америке кустов и веток много, но с ними будут сталкиваться все! Ещё камни могут попадаться, тогда, возможно, придётся менять проколотое колесо. Это плохо, особенно в начале гонки, тебя может далеко отбросить от лидеров, потому что поначалу все едут очень плотно, по шесть грузовиков находятся в минуте друг от друга. Нехорошо также попадать в песчаные ловушки. Ошибаются все, никто не застрахован. Тот же опытный Стефан Петерансель тоже иногда застревает. Бездорожье непредсказуемо! Стоит отвлечься, посмотреть направо, и ты застрял. Много природных ловушек, много проколов. В этом году Айрат Мардеев неожиданно попал в грязевую ловушку, провалился. Машина просела, два грузовика не могли вытащить...

– Известно, что Дмитрий Сотников будет пилотировать грузовик с 13-литровым мотором, с которым победил на "Шёлковом пути" – таковы новые требования "Дакара". В чём специфика такого двигателя?
– Мы продолжаем его тестировать. По многим параметрам он приближается к тому мотору, который у нас уже есть. Да, объём нынешних моторов составляет 16,2 литра, но новый нисколько не хуже, а местами даже порезвее. И это радует! На самом деле мы уже год занимаемся с 13-литровым мотором. Брали в аренду двигатель, который ставят на "Татрах", тот же чех Мартин Коломы с ним ездит, белорусские МАЗы. Тем не менее, с нашим новым двигателем мы уже конкурентам не проигрываем. Хотя они столько лет работают с ним! Сейчас мы даже где-то впереди. Моторчик интересный! Правда, пока не знаем, как он проявит себя в Южной Америке! К примеру, в Боливии кислорода не хватает не только человеку, но и моторам, турбинам. А, например, на том же "Шёлковом пути" нет высоты более двух тысяч метров. В общем, протестируем мотор на "Дакаре", это важно, ведь уже через год, по правилам, вся команда должна будет ехать на таких моторах. Так что Дима Сотников будет испытателем. Если будут недочёты, мы внесём коррективы, и через год команда выступит на проверенных моторах.

– Ралли "Дакар" таит много неприятных сюрпризов, а какие вы можете припомнить внештатные ситуации?
– Обычно они заканчиваются сходом, потерей времени. Бывают поломки, бывает, грузовик переворачивается, ложится набок. Это всё выбивает далеко от верхов турнирной таблицы. Можно вспомнить ситуацию, которая случилась с Андреем Каргиновым. В 2013 году, за 12 км до финиша "Дакара", он пробил переднее колесо, после чего гнал в горах, по серпантину, на одном диске. Но всё-таки удержал третье место! Каких-то секунд не хватило голландцу Жерару де Рою, чтобы получить тогда "бронзу".

– А вам бывает страшно, всякое же может случиться на трассе!
– Да, ведь все мы – люди.. Бывает, едем над обрывом, до края расстояние в грузовик, а внизу – обрыв в 5 км. Как тут может быть не страшно? Но за счёт опыта, мастерства, стараемся не допускать ошибок. Ведь с тобой в кабине сидят ещё двое. Ты отвечаешь за экипаж, не только за себя. Марафон – непростой вид спорта, нужно быть готовым к любым ситуациям. Да, бывало, мы переворачивались, а однажды я руку сломал. Тогда выбило руль, он закрутился, и рука вместе с рулём. Переломило кость.

– Давайте о хорошем – как вас встречают в Южной Америке местные жители?
– Аргентинцы устраивают самые тёплые встречи. Перегораживают дорогу так, что сложно проехать. Фотографируют, просят дать автограф, оставить сувенир. Наш КАМАЗ здесь полюбили. Боливийцы скромнее, но здесь тоже есть наши болельщики. А после финиша всем участникам организуют специальный подиум, это приятно. На одном из спецучастков в Боливии организаторы вручают подарки, что-то из местного разлива – различную сувенирную продукцию. Бывает, даже своими руками люди что-то делают и нам дарят. Но самое приятное – видеть российские флаги. Бывает, их поднимают местные. В общем, очень гостеприимные страны.

– А с чего для вас начался автоспорт?
– Первое время я занимался спортивной гимнастикой – около восьми лет. Почему выбрал автоспорт? У меня отец занимался мотокроссом, потом перешёл в авто. Раньше в "КАМАЗ-мастере" было не только подразделение грузовиков, также команда готовила специальные автомобили, багги. Они выступали на чемпионатах Европы, СССР, России. Мой отец – шестикратный победитель чемпионата России по автокроссу. Сейчас он тоже в команде – водитель "технички", машины технического сопровождения. Так что он всегда рядом. Так вот, в детстве я видел отца-гонщика, и почувствовал, как меня в автоспорт тоже перетягивает. Гимнастика как-то в сердце угасла. Узнав, что в Набережных Челнах есть секция картинга, "загорелся". Родители поддержали, помогли. С 12 лет увлёкся картингом, пришлось оставить гимнастику, не было времени заниматься и там, и там. Но я не жалею. Хотя в гимнастике у меня и разряды были, показывал неплохие результаты. В автоспорте гимнастика пригодилась – та же растяжка и сейчас помогает. Занявшись вплотную картингом, стал показывать хорошие результаты не чемпионатах Татарстана. На российском первенстве был в тройке лидеров. А когда мне было 16 лет, приехал на картодром, там меня оценил руководитель "КАМАЗ-мастер" Семён Якубов – Владимир Чагин был тогда ещё пилотом. Якубов был знаком с моим отцом, ну и состоялся разговор. Любой мальчишка в нашем городе, узнав, что есть возможность попасть в легендарную команду, приходит в восторг. Я согласился. Начал с самой грязной работы. И видел себя пилотом. Но всё равно приходилось разным заниматься, был механиком. Несколько лет ездил с Ильгизаром Мардеевым, но больше – с Владимиром Чагиным, от него получал опыт. Со временем стали доверять грузовик на чемпионатах России, а в 2009 году появился опыт международных соревнований – выступил на ралли "Шёлковый путь". На "Дакаре" дебютировал в 2011 году, как пилот. Сейчас я трёхкратный победитель "Дакара", один раз побеждал с Чагиным в качестве боевого механика.

– Какими качествами нужно обладать, чтобы стать пилотом?
– Главное – желание. Если оно есть, будешь стремиться ко всему. И нужно делать всё, что тебе говорят. Если будешь лететь как топор, выбирая своё направление, естественно, ничего не добьёшься. Мне помогло упорство. В карт-клубе меня ценили как ярого активиста. Позже мне говорили, что руководитель "КАМАЗ-мастера" не к каждому будет подходить, разговаривать. Ко мне так относились не из-за того, что отец в команде работал. В команде действительно замечают способных ребят, я был в их числе. Было желание, глаза горели. Кто хочет попасть в команду, у тех обычно всё получается. К примеру, к нам из Англии вернулся хороший инженер. Это наш парень, россиянин хотел быть инженером, штурманом команды. Сейчас он к этому идёт, у него всё хорошо. Ни для кого двери не закрыты, было бы желание. Мы, конечно, приветствуем своих ребят с Набережных Челнов, но люди приезжают в город семьями, меняют прописку, становятся членами команды. Много приезжих механиков. Наш технический директор – с Тольятти, тоже переехал сюда, здесь теперь живёт. Не все могут удержаться, есть свои законы, обязанности. Бывает, приходят люди, говорят, думал, здесь по-другому будет. Но надо понимать, что у взрослого поколения есть опыт, люди видят, что нужно делать, чтобы был успех.

– А есть какие-то специфические требования – инженерный склад ума, физподготовка?
– Важно, кем ты хочешь быть. Если хочешь работать сварщиком, не обязательно нужна хорошая физподготовка или инженерный склад ума. Впрочем, у нас работают универсалы. Он же водитель, он же варит радиаторы. Можно быть сварщиком, но одновременно ещё и механиком, и слесарем. Повара в столовой – тоже нужны. У нас ведь большой коллектив, например, есть свой тренерский штаб в спортзале, может, кто-то захочет тренировать нас, ну пожалуйста, почему нет? Много специальностей. Хочешь, работай электронщиком, пневматиком, топливщиком. Нам все нужны!

"Кабина утонула в моём мате": команда "КАМАЗ-мастер" посадила в грузовик добровольцев