В Нижнем Новгороде в рамках фестиваля веб-сериалов Realist Web Fest прошла выставка современного искусства, куратором которой выступил сын известного музыканта. Metro поговорило со Шнуровым-младшим о творчестве, амбициях и влиянии фамилии.

Расскажите, пожалуйста, об идее выставки? По какому критерию вы приглашали художников?

Критерий один — это ребята, чьё творчество мне нравится. Идея выставки в том, чтобы показать очень много граней современного искусства. Тут есть диджитал, графика, экспрессивное искусство, граффити, перформанс. Очень много интересного.

Как можно отличить настоящее современное искусство от имитации? Извините, но мне на подобных выставках порой кажется, что надо мной издеваются.

Это мнение людей, которые совершенно не понимают, как это работает. Ну сами подумайте: неужели с появлением Интернета, новых технологий мы бы дальше рисовали пейзажики, и это было бы кому-то интересно? Идея современного искусства — быть инфоповодом, событием. Работы современных художников взаимодействуют со зрителем, и, если вы чуть-чуть постараетесь и внимательно посмотрите, то всё поймёте.

Вам всего 19 лет, а вы уже курируете выставки, при этом и сами выставляетесь.

Я стараюсь. Устраиваю движуху, пытаюсь делать что-то новое. Исследую живопись в 3D. Я рисую экспрессивные картины, но только не красками на холсте, а при помощи цифровых технологий. Я стал это делать, и все удивились: "А что так можно было?" Мне интересно разрушение устоев, переход в нечто новое. Потому что в определённый момент искусство упёрлось в стенку - красивые портретики, реалистичные картины дико надоели. Нужно придумывать, открывать что-то новое. Но не так, как экспрессионисты - привносить по чуть-чуть. А хочется, чтобы было сразу "вау!".

Насколько вы амбициозный человек? Вам важны слава, известность?

Ой, нет. Что за славой гнаться? Можно гнаться за какими-то вещами, которые потом приведут славу как побочный эффект. Но гнаться за славой — нет. Я этого никогда не понимал.

Насколько вам как молодому художнику помогает или мешает ваша известная фамилия?

Когда я выставляюсь за границей, моя фамилия вообще не играет никакой роли. В Барселоне меня воспринимают как какого-то неизвестного русского мальчика. Мне это нравится. Поэтому дальше я планирую делать выставки в Испании. Можно сказать, я нашёл решение, чтобы фамилия никак не влияла на мою работу.

Но в России от вопросов об отце и сравнениях с ним вам не уйти. Насколько они для вас болезненны?

По ночам я, конечно, из-за этого не плачу. Но всё это очень надоедает. Понятно, что вопросы будут продолжаться, но мне это не очень интересно. Потому что я делаю совершенно другие вещи.