В отечественный прокат вышла третья часть любимого всеми мультфильма “Тачки”. Традиционно перед полным метром показывают короткометражку. В этот раз 6-минутная трогательная история о Лу – существе, состоящем из потерянных вещей, которое оберегает школьников и объясняет задире Джей Джею, почему нельзя отбирать вещи у других людей. (В оригинале LOU – LOst and fOUnd.) Газета Metro поговорила с её создателями – Дэйвом Муллинсом, который уже много лет работает в Pixar, но впервые сел в режиссёрское кресло, и продюсером Даной Мюррей, для которой это тоже дебют.  

Дэйв, поздравляю с дебютом! Как родился образ Лу?
Дэйв: Спасибо! Всё началось с воспоминания, каково это быть новеньким в школе: ты чувствуешь себя невидимым, либо тебя действительно никто не замечает. Хочется, чтобы о тебе кто-то позаботился. И мне пришла в голову мысль – детский ангел-хранитель, живущий в бюро находок и состоящий из потерянных вещей.  

Короткометражка и полный метр как-то взаимодействуют друг с другом? Почему именно “Лу” показывают перед “Тачками 3”? Она настраивает на нужный лад?  
Дана: Проекты создавались отдельно, они никак не взаимодействуют друг с другом. Мы очень рады, что именно нашей короткометражке выпала честь быть показанной перед “Тачками 3”, потому что у них аудитория огромная по всему миру. Мы, знаете, что-то вроде малоизвестной группы, которая выступает на разогреве перед настоящим крутым концертом.
Дэйв: Я понимаю, к чему вы клоните. Было бы здорово, если бы изначально была какая-то концепция, нужно снять вот такой полный метр, а к нему вот такую короткометражку. Но это так не работает. В Pixar никогда так не делали. Мы просто стараемся показать два хороших проекта. Вот и всё.

Создавать историю для короткого метра труднее, нежели для полного?
Дана: Верно! Наша короткометражка длится всего 6 минут. Это же просто одна сцена из полного метра. А нам нужно за это время и представить героя и показать, во что он верит.
Дэйв: Довольно сложно за столько короткое время показать героя, у которого нет тела, который собирается из двух бейсбольных мячиков, а дальше из того, что под руку попадётся. Лу верит, что настоящее счастье заключается не в том, чтобы брать, а в том, чтобы давать. А ещё нужно успеть показать школьника-задиру Джей Джея, который отбирает у других детей игрушки, просто потому что ему катастрафические не хватает внимания. А потом перейти к их взаимодействию. В общем, да, непросто!  

Дэйв, а вы себя ассоциируете с Джей Джеем? Вы были задирой в школе?
Дэйв: Я? Нет! Что вы! Я был классическим клоуном. Мой способ привлекать внимание – это откалывать шутки. Кстати, проблема всех в юном возрасте, что они не связывают одно с другим. Джей Джей ведь не понимает, что обижает других. Более того, он не знает, что можно как-то иначе заинтересовать людей вокруг. Это ведь тот переходный момент, после которого всё может пойти не так, если во время не объяснить. Ещё мне нравится, что мультфильм призывает детей прислушиваться к другим людям, а не вешать ярлык: он чистейшее зло. Видите, всего шесть минут, а сколько разговоров! (Смеётся.)

Когда вы были маленькими, какая у вас была любимая игрушка?
Дейв: Плюшевый мишка. Я его до сих пор храню. Даже сделал его миниатюрную копию. У моей жены тоже осталась её игрушка. Этот мишка – уже часть меня. Казалось бы, всего лишь вещи, но стоит на них взглянуть – и настроение улучшилось.
Дана: А мне запомнился подарок на Рождество – Cabbage Patch Kid (малыш с капустной грядки – Прим. ред.). Правда, не знаю, где сейчас эта кукла.

Компания Pixar известна на весь мир своим творческим подходом. Что подталкивает сотрудников к креативности?
Дэйв: Я не очень понимаю, как у них это получается, но я горжусь тем, что работаю в Pixar, это моя воплощённая мечта.  
Дана: Pixar никогда не сдается, но и не даёт поблажек. Мы верим в истории. Мы можем по сто раз переписывать один и тот же сценарий, но зеленый свет не дадут фильму, в котором нет хорошего сюжета. Нет истории - нет проекта. Ещё вчера у тебя был бюджет и команда, завтра ты понимаешь, что история разваливается, и нужно браться за другой проект. Отказываться от истории, в которую ты поверил, сложно, поэтому и приходят спасительные идеи, как можно всё переделать.

Есть какие-то правила, Например, герои в короткометражке не должны разговаривать?
Дэйв: (Смеётся.) Нет-нет. Нет никаких правил. Понимаете, очень важен киноязык, это же визуальная составляющая. Умение рассказать историю, не прибегая к диалогам, – признак мастерства. Во всех проектах, которые я предлагал, герои не говорили. К тому же это удобно – не нужно делать перевод для каждой страны, в которой покажут твою работу.     
Дана: Нужно пользоваться средствами анимации и показывать то, что другими способами невозможно реализовать.

Вы давно являетесь частью компании. Заметили какие-то изменения с тех пор, как Disney купил Pixar?
Дана: Когда я пришла в компанию, в Pixar работало около 500 сотрудников, а сейчас порядка 12 00. Сложно не заметить, что компания растёт. Disney защищает нас от внешних факторов. Но каких-то больших изменений я не заметила.

Вы пересекались со Стивом Джобсом?
Дэйв: Да, было такое пару раз. Как-то подошёл к нему, пожал руку и поблагодарил за то, что он выдал нам премию за мультфильм “В поисках Немо”. (Смеётся.) Я его уважаю, он сильнейший пример. Сколько своих денег он вложил в компанию! Мы постоянно его вспоминаем. Была забавная история, связанная со зданием Pixar и Стивом. Сам офис было построен на деньги, вырученные с мультфильма “Приключение Флика”. У Стива было своё видение, каким должен быть офис: много открытого пространства, никаких боксов, гвоздей, только дерево. Он считал, что атмосфера в коллективе зависит от офиса. И когда мы заселились в здание в 2000-м, Стив был всем недоволен. Я помню он зашёл в какой-то кабинет, ему не понравилась стена. Он такой: “Эту стену нужно снести, эти два кабинета объединить в один”. Схватил огромный молоток и с размаху проделал невероятных размеров дыру в стене. У меня не было слов, только: "Вот это да!" Для нас всех это был символ свободы, открытость во всём.