В прокат вышел фильм “Телохранитель киллера” с Райаном Рейнольдсом и Гари Олдманом. Роль правой руки героя Олдмана исполнил российский актёр Михаил Горевой. Корреспондент Metro пообщался с Михаилом о ленте, работе с зарубежными актёрами и новом псевдониме.

В титрах к этому фильму вы значитесь как Майкл Гор. Почему решили взять псевдоним? Западным коллегам сложно произосить вашу полную фамилию?

Как вы знаете, эта картина – не первым мой голливудский проект. В последние полтора года в моей жизни произошли изменения – я всерьёз решил заняться своей карьерой так, как это делают мои голивудские коллеги, которые в отличии от нас работают не сами по себе, а целыми командами. И у Гари Олдмана, и у Джерарда Батлера есть менеджер, агент, публицист. И все это разные люди. А в России агент – это все они вместе взятые. Плюс часто ещё и кастинг-директор. Поэтому когда жизнь предоставила мне второй счастливый билет в Голливуд, я сразу начал сотрудничество с менеджером Дарьей Тинбуш, которая предложила взять псевдоним для продвижения в Голливуде. Я задумался. Менеджер помогает мне с построением моей карьеры, является моим другом и соратником, отстаивает мои интересы, ищет агентов, собирает команду, добивается лучших условий. Мы – команда, и я доверяю ее мнению. Вместе мы сделали сразу две картины. При том что до этого перерыв в моей зарубежной карьере между бондианой "Умри, но не сейчас" и "Шпионским мостом" Спилберга занял 10 лет. Понял, что можно не ждать годами пока "Спилберг позвонит", а взять этот процесс в свои руки. Я чётко осознал, что за рубежом для меня есть работа и решил сосредоточиться на ней. И да, вы правы, моим голливудским коллегам трудно произносить фамилию Горевой, а Макйл Гор звучит намного проще и легче запоминается.

Долго выбирали псевдоним?

Нет. Мы придумали его с Дарьей за ужином, во время съёмок моей следующий картины "Охотник-убийца" в Болгарии. Дарья всегда сопровождает меня на съёмках, так же как и менеджер Гари Олдмана, следит за соблюдением условий контракта. Она посоветовалась с продюсерами картины, и они поддержали идею взять более звучный псевдоним. Мы с ней шутили, мол, есть же такой потрясающий артист Ричард Гир, почему бы не быть такому актёру, как Майкл Гор? Дарья эту шутку подхватила и начала развивать. Только сначала думали, что будет Gore ("кровь"с английского), от моих "кравожадных" ролей. Но все-таки решили не цепляться за "горе", и выбрали гордое Майкл Гор. В титрах всех новых фильмов теперь вы будете видеть меня под новой фамилией. В лицо меня уже узнают давно, теперь ещё будут знать и по имени.

Как вам удалось заполучить роль в “Телохранителе киллера”? Был жёсткий кастинг?

Я проходил кастинг методом selftape. Это пробы, которые ты сам снимаешь. Менеджер отправила мне несколько сцен, мы записали все на видео и отправили. Сначала ролик просматривает кастинг-директор, который работает на картину, а потом он переходит к режиссёру. И после утверждения начинаются переговоры. Переговоры именно по проекту "Телохранитель киллера" изначально вела Дарья. Я впервые почувствовал, что это такое: когда за тебя борются не на жизнь, а на смерть. Эти переговоры были самыми непростыми в моей карьере, но результатом, особенно финансовым, я остался очень доволен.

А я думала, что вам помогло знакомство со Стивеном Спилбергом и ваше участие в его “Шпионском мосту”...

Это вообще знаковое событие в моей жизни. Работа со Стивеном повлияла на моё мировоззрение. Я увидел в нём совершено свободного человека, художника, который вот уже много лет влияет на умы человечества. Сняться в его картине – это действительно круто. Конечно, к актёру, за плечами которого работа с таким мастером, внимания больше, чем к новичку в мире кино. Так что этот опыт мне помог.

Как вам работалось с Гари Олдманом в "Телохранителе киллера"?

Я впервые увидел Гари именно на этом проекте.  Было приятно, когда в одних из съёмочных дней он сам пришёл ко мне в гостиницу, где мы репетировали наши диалоги за завтраком. Часть его реплик была на русском языке, и мы несколько часов вместе с педагогом по акценту тренировали его произношение. В чём-то я даже помогал. Я видел, как сложно даже такому мастеру, как Олдман, говорить на чужом языке.

Какой он человек?

Он очень сдержанный, но его внутренняя мощь так и рвётся наружу. Гари – настоящий бог в мире кинематографа.

А с Райаном Рейнольдсом и Самюэл Л. Джексоном вы пересекались?

Да, мы виделись только во время сцены в суде, которую снимали, кажется, три дня. Работы там было очень много - декорации, каскадёры, взрывы, большие массовые сцены заседаний! Райан показался мне хорошим парнем без лишних понтов. Замечательный актёр! Джексон – это отдельный разговор. Высокий, могучий – его невозможно не заметить. А его улыбка, смех, шутки... Они заряжали всех вокруг. Работать с такими артистами было в удовольствие. Мы все трудились на общее дело и радовались каждой маленькой победе на площадке.

В этой картине так же снимался наш актёр Юрий Колокольников. Вы не видите в нём конкурента?

Конкурент?!  Конечно, нет! У нас совершенно разные амплуа, амбиции, мы разного возраста... Юра – дорогой мой товарищ, талантливейший актёр. Мы работали вместе в картинах "Телохранитель киллера" и "Охотник-убийца". Мы часто пересекались на площадках, собирались после съёмок. Юрка совершенно чисто говорит на английском и достойно представляет русскую актёрскую школу за рубежом.

Съёмочный процесс в Голливуде отличается от нашего?

Да, очень. Вроде и камеры, и техника, и свет в России такие же. Есть у нас замечательные режиссёры и операторы... Но! Отношение к съёмочной группе с самое делопроизводство в Голливуде совсем иные. Мы же в России каждый съёмочный день работаем вопреки неисправному генератору, плохим обедам, каким-то другим отвлекающим факторам... Одним словом, приходится постоянно совершать героический подвиг.

Вы уже упомянули фильм "Охотник-убийца". Знаю, что там вы тоже снимались с Гари Олдманом...

Верно! Эту ленту вы сможете посмотреть в конце этого года. В нём я получил роль главного злодея – все во главе с Джерадом Батлером сражаются против меня, это серьёзный прорыв для меня. Не буду раскрывать главную интригу, но скажу, что это будет яркая, зрелищная картина.