Для большинства фанатов "Звёздных Войн" Марк Хэмилл – это не просто Люк Скайуокер, а один из главных киногероев. История подростка, покинувшего пустынную планету Татуин, чтобы стать едва ли не величайшим защитником справедливости в Галактике, до сих пор находит отклик в сердцах миллионов людей разных поколений. Metro смогло пообщаться с актёром, чтобы узнать больше о новом фильме, его отношении к спойлерам и культовой сцене с Дартом Вейдером

После своего короткого появления в "Пробуждении Силы", которое стало одной из главных загадок эпизода, Хэмилл заверил, что на этот раз экранного времени у него будет "вдвое больше, чем в седьмом эпизоде". Хотя режиссёр картины Райан Джонсон ранее упоминал о том, что Люк будет одним из центральных персонажей, Хэмилл говорит, что Скайуокер в новом фильме не главный герой, а скорее выполняет ту же роль, что и Оби-Ван Кеноби.

Для Марка возвращение в сагу казалось чем-то сюрреалистическим: "Я никогда не думал, что мы будем снова играть эти роли. Ведь мы прожили всё: начало, середину и финал, который, как и бывает в сказках, был счастливым. Все конфликты разрешились. А все последующие эпизоды – VII, VIII, IX – казались нам такими далёкими. Мы были уверены, что нас в них сниматься уже не позовут. И когда мы получили приглашение, то испытали смешанные чувства – восторг, но вместе с ним и ужас".  

5 раз снимался 66-летний  Хэмилл в фильмах франшизы.

Как признаётся Хэмилл, больше всего он боялся разочаровать людей. Марк говорит, что во многом ему помогла решимость его приятеля Харрисона Форда, исполняющего во франшизе роль Хана Соло, который так аргументировал свою точку зрения: "Это как возрождать музыкальную группу. Если не вернётся один из участников – барабанщик или басист, это уже не настоящее возрождение".

"Уверен, что если бы я отказался – фанаты саги бы мне этого не простили, – заявляет Хэмилл. – Но Харрисон и его решимость, безусловно, сработали катализатором".

Несмотря на то что Марк – один из немногих актёров, принимавших участие в съёмках с самого первого фильма, он не считает, что должен учить чему-то других. Никто из такой плеяды самодостаточных актёров, как Энди Серкис, Гвендолин Кристи, Бенисио дель Торо и Лора Дерн, "не нуждаются в моих советах", скромно подытоживает он.  Марк считает, что больше остальных на него похожа Дэйзи Ридли. Для неё, как и для него, первым серьёзным масштабным проектом в кино оказались "Звёздные Войны".

"Все последующие эпизоды – VII, VIII, IX – казались нам такими далёкими. Мы были уверены, что нас в них сниматься уже не позовут. И когда мы получили приглашение, то испытали смешанные чувства – восторг, но вместе с тем и ужас".
Марк Хэмилл

Сегодня одной из главных забот студии на этапе подготовки к выходу фильма являются спойлеры, а точнее их возможная утечка. Когда речь идёт о франшизе такого уровня, необходимо до последнего пытаться сохранить интригу. Хэмилл отмечает, что очень непросто актёрам давать интервью, когда есть шанс сболтнуть что-то лишнее: "Сегодня студии очень сильно давят на нас, чтобы мы не проспойлерили что-то".

Он вспоминает, как снимался "один из главных моментов во франшизе" – сцена, в которой Дарт Вейдер говорит Люку, что он его отец. Создателям очень повезло, что никто из зрителей не знал о ней до премьеры.   

"Строка в сценарии, который дали всем, гласила: "Ты не знаешь правды, Оби-Ван убил твоего отца". И нам было очень-очень тяжело хранить всё в тайне. Но в съёмках принимало участие много статистов, которые играли штурмовиков. И вот помню: три дня спустя после съёмок этой культовой сцены вижу заголовок в таблоиде "Гиннесс убивает товарища в "Звёздных Войнах 2". Помню, я так радовался, что секрет так и не был раскрыт, что слили неправильную информацию".  
Теперь, в эпоху Интернета, у Хэмилла, по его словам, есть только один способ борьбы со спойлерами: до того как выйдет фильм, он намерен написать в Twitter: "Люди, пожалуйста, храните секреты эпизода VIII при себе".