На СТС стартовала новая лирическая комедия "Девочки не сдаются". А есть ли у вас на примете девушка, энергией которой вы заряжаетесь, которая никогда не сдаётся?
Не сдаваться, мне кажется, в природе каждой девушки. Все мои подруги не сдаются. Я, если честно, восхищаюсь моими партнёршами по сериалу и не могу не рассказать, например, о Вике Кобленко. Очень многому у неё учусь, в том числе этике поведения на площадке. Вика долгое время снималась в Нидерландах, и, конечно, это сказывается на её манере общения. Если русская женщина готова и коня на скаку остановить, со свойственной ей страстью, то Вика сделает это, но очень спокойно и элегантно. Для примера. Ночная съёмка, холодно, все устали, в общем, все "прелести" будней артистов – Вика всё равно не теряет настроение и форму и в самый тяжёлый и ответственный момент выдаёт стопроцентный результат. В то время как любая другая актриса могла бы покапризничать.

А кроме ваших партнёрш, кто вас вдохновляет?
Меня восхищает Юля Высоцкая. Я удивляюсь, как пережив то, что выпало на её долю, можно так хорошо выглядеть и быть в тонусе. Мне очень нравится то, что делают Наташа Водянова и Чулпан Хаматова. Они ясно видят свой путь, и никакие негативные комментарии в Сети, никакая критика не в состоянии их сбить с намеченного курса. Причём сегодня Наташа Водянова в Нью-Йорке, завтра – в Лондоне, послезавтра в Индии, и меня поражает, как она всё успевает при таком количестве детей, будучи работающей моделью, женой, тратя столько времени на благотворительность. Где у этой женщины кнопка? (улыбается)

Что вам лично придаёт уверенности как женщине?
С таким ощущением я просыпаюсь каждое утро. Я всё время должна быть в форме и в хорошем настроении, потому что от меня многое зависит. Я не имею права быть в другом состоянии и дома тоже – ведь я мама 16-летнего подростка. Надо шутить, настраивать себя на позитивный лад, быть общительной, улыбаться. Мамы подростков меня поймут (улыбается). При этом я являюсь идейным вдохновителем, художественным руководителем, режиссёром, актрисой и сопродюсером своего маленького театра "Собор". Например, сейчас я продюсирую спектакль со своим же участием – "Последняя русская царица". Ставим его очень давно, ведь расписание у меня такое, что на своё дело остаётся не так много времени. Тут ещё важно заразить окружающих своими идеями, ведь нельзя зажечь в людях то, чего нет в тебе. И кому-то от рождения даётся много энергии, а у кого-то её мало. И те, у кого энергии много, чувствуют потребность её отдавать.

Кто из вашего окружения готов делиться энергией?
Рядом с Гошей Куценко просто переполняешься энергией! У него всегда есть время на всех, он всё успевает, а когда появляется на съёмочной площадке, мы все готовы идти за ним как за Моисеем. Для меня Максим Аверин – просто подарок судьбы. В нём столько энергии, он такой живой, лёгкий, фонтанирующий, а главное – с ним начинаешь больше узнавать себя. Мы впервые снимались вместе в "девочках", хотя давно были знакомы. На площадке этого сериала был ещё один такой человек – наш режиссёр Сергей Краснов. Честно, я никогда не видела его в плохом настроении, чтобы у него не было ответа на мой вопрос или не найдено решение сцены. И я даже думаю, а не пригласить ли его в мой маленький театр, потому что с такой фантазией и таким чувством юмора, как у него, ему точно есть что сказать и показать.

Вы можете сказать, что являетесь источником вдохновения для своей дочери Маши?
Это сложный вопрос. Недавно попросила её написать список всего того, что она любит делать. И вот в этом списке неожиданно возникли каллиграфия, лепка, скалолазание. Машке явно не нравится играть на фортепиано и не хочется ходить в художественную школу – всё те направления, на которых я настаивала. Так сложилось, что я всегда была жёсткой мамой. Всегда знала, когда, куда и на какие занятия она должна ходить. А вот материнского тепла ей недодала. Теперь я понимаю, что ребёнку нужно показывать не просто самые прекрасные места в мире, но и, в первую очередь, самое прекрасное, что есть в тебе. Ведь я для неё ориентир. Единственный человек, который может научить ребёнка верить в мир и доверять людям, – это мать. И если есть конфликт с матерью – ребёнок будет плохо учиться, потому что начнёт любое действие подвергать сомнению.

Кстати, вы ведь и сами продолжаете учиться?
Да, по субботам я хожу в Институт святого Фомы, который находится под патронажем ордена иезуитов. Целый день слушаю лекции по истории искусств, религии и политики. На самом деле пошла туда только потому, что почувствовала, что в мире такое количество трещин: войны, конфликты, кризисы. Вот я и решила разобраться, почему так происходит, найти ответы на свои вопросы.

Как вы узнали об Институте?
Я была на съёмках в Париже. Транспорт нашей группы обеспечивало агентство, и его владелица предложила мне показать тот Париж, который она любит. Мы пошли на Монмартр, и я обратила внимание на архитектуру одной церкви. Мой "гид" рассказала историю этого миссионерского ордена. Оказалось, он есть и в Москве.

То есть на гастролях и съёмках вам так же удаётся узнавать для себя что-то новое и интересное?
Я много путешествую и каждый раз, когда приезжаю в какое-то маленькое место, иду в храм или музей, потому что есть такие места, про которые гугл не расскажет. И потом каждое место может рассказать свою историю, как, например, Старый Оскол. От местных гримёров узнала, что в петровские времена туда высылали со всей страны ведьм и колдунов. Такие удивительные народные придания, сказания и поверья, которые интересно послушать.

Можно сказать, что вместо светской премьеры вы бы предпочли сходить в музей?
Да, я готова променять Канны на музей. Все эти премии, гламур мне не очень интересны. Объясню почему. Рядом с моим театром есть лютеранский собор: каждый понедельник там собирают тёплые вещи для бездомных. И каждую неделю я пытаюсь найти в своём гардеробе хотя бы одну тёплую вещь, чтобы туда отнести. Я вижу эту очередь из бездомных людей и понимаю, что есть те, кто очень далёк от гламура.

Вы сразу пришли к такому пониманию жизни?
Я родилась в деревне, поэтому очень хорошо знаю, что и сколько стоит, что такое добро и зло. В деревне всё очень просто. Там естественная среда делает человека человеком.

Вы можете назвать себя искусным садоводом?
Моё детство прошло в Рязанской области, поэтому, что бы я не воткнула в землю, всё будет расти (улыбается). К счастью, я успела построить дом родителям, недалеко от села, где было родовое имение Толкалиных. Я очень люблю туда ездить – каждую весну сажаю розы. У нас там такие фантастические клумбы, что иногда соседи специально приходят посмотреть на них. Выглядываешь из окна, а за забором два-три человека любуются и делают комплименты моим цветам. Приглашаешь их в гости на чай… Понимаете, в деревне все очень простые. Даже понятие красоты здесь другое – нравственное. А вообще говорят, если женщина в этой жизни родилась красивой, то за какие-то заслуги в прошлой жизни, за чистоту сердца.

Вы согласны, что, когда заботишься о душе, важно не забывать и про своё тело?
Конечно, тело тоже устаёт, поэтому я стараюсь его поддерживать. Единственное, чем я пренебрегаю, это хорошим сном: вечером у меня возникает проблема затормозить. Мне жалко тратить время на сон. Каждый раз, когда ложусь – уже хочется утра. И чем ближе было моё сорокалетие, тем чаще меня предупреждали: "Люба, смотри, вот с твоим ненормальным графиком наступит сорок, и почувствуешь всё на себе".

И насколько вас пугала эта цифра?
Все говорят, что, когда наступает сорокалетие, начинает рваться там, где тонко: что ты уже не бутон, поэтому не надо скакать на каблуках с утра до вечера. А у меня бывали смены, когда я вообще могла не спать. Конечно, съёмочная площадка здоровья не добавляет.

Особенно кинокорм?
Да, например, я пью чай с "грехами" – так я называю баранки, плюшки, печенье, в общем, всё, от чего я сразу чувствую себя виноватой (улыбается). А как по-другому? Мне ведь нужны радость и энергия, хочется углеводов, хотя организм и не получает ничего полезного. Поэтому здорово, когда на съёмках есть человек, который следит за твоим питанием, вовремя приносит стакан воды, а в обед – салат из свёклы или гречку.

А как насчёт зарядки? Как поддерживаете своё тело и дух?
Стараюсь каждый день уделять йоге хотя бы двадцать минут. Лучше опоздаю на съёмки, но иначе просто не могу появиться на площадке, которая забирает много сил и энергии. А ещё тренирую память, как советует Черниговская: перед сном вспоминаю всё, что было за день.

Что можете назвать источниками вашей энергии?
Любовь, благотворительность и места силы. А если в этом месте ещё и занимаешься йогой, то эффект закрепляется. По этой причине обязательно раз в год отправляюсь в йога-тур, поближе к океану. Начала делать это исключительно ради Маши, чтобы увезти её в день рождения.

А музыка помогает расслабиться?
Я отношусь к музыке как главному лекарству от всех проблем. Музыка может настроить на любое свершение, на любое состояние. Есть музыка, которая может помочь встать после четырёх часов сна и поехать в аэропорт, – это Red Hot Chili Peppers, U2 или Coldplay. Люблю слушать Баха и, например, гладить бельё, учить тексты или стирать шерстяные вещи руками. Когда мне нужно блистательно провести встречу, включаю Чайковского, Рахманинова. Для задора – ирландцев. Если что-то из нашего, то только "Аквариум". А вот шансон вызывает у меня нервный спазм – я его с детства терпеть не могу.

Если сравнить вас в двадцать и сорок лет, как изменилось ваше отношение к выбору роли?
С возрастом я понимаю, что надо быть очень аккуратным с этим, потому что так или иначе что-то из роли становится частью тебя и начинает сбываться уже в реальной жизни. У меня такое бывало уже очень много раз. Поэтому сейчас я стала более избирательна и стараюсь не играть, например, неизлечимо больных. Хотя, каждый раз, когда выхожу на сцену в роли булгаковской Маргариты, меня спрашивают: "А вы не боитесь?" Нет, я просто точно знаю, что значит для меня этот спектакль: он совсем не про нечистую силу, а про то, что в жизни каждой женщины должен быть свой Мастер.

У вас он есть?
Есть, но это только моя, личная история (улыбается).