На ВДНХ 20 июля стартует фестиваль искусств “Вдохновение”, темой которого стал театр. Впрочем, это вовсе не тот театр, к которому зрители привыкли в течение театрального сезона. На огромной территории ВДНХ можно будет увидеть необычные представления - театр вне театра, театр около театра, и даже театр без театра: синтетический спектакль на границе балета и цирка, впечатляющее шоу под открытым небом, путешествие по таинственным пространствам, инсталляции и перформансы от российских режиссеров и лучших европейских театров. В преддверие фестиваля Metro поговорило с его художественным руководителем, актрисой Ингеборгой Дапкунайте.

Чем фестиваль этого года будет отличаться от прошлогоднего? Чем будете удивлять?

Каждый год у фестиваля новая тема, в этом году – театр. Много гостей из Европы: немецко-швейцарская группа Rimini Protokoll покажет премьеру спектакля Situation Rooms, итальянский театр NoGravity покажет “театр чуда” – шоу “Aria”. В день рождения ВДНХ 1 августа французский театр Les Plasticiens Volants покажет шоу “Космическая одиссея”. Это один их тех спектаклей, который гости смогут увидеть бесплатно. Французский театр Générik Vapeur привезет 19-метровую инсталляцию из морских контейнеров. Надеемся, все смогут найти что-то по вкусу – и площадной театр, и интерактивные программы, и инсталляции.


Для вас курирование подобного мероприятия – новый опыт? Легко согласились взять на себя роль художественного руководителя?  

Не совсем новый. В своё время я курировала фестиваль “Текстура” в Перми. Что касается “Вдохновения”, мне было важно работать вместе с профессиональным куратором, у которого был бы большой опыт. Когда в команде присоединился Роман Должанский (театральный критик, арт-директор фестиваля NET – Прим. ред.), с удовольствием согласилась.


Если отойти от фестивалей, насколько вам нравятся эксперименты в театре, в частности, такой модный формат, как иммерсивные постановки? Или вы скорее приверженец классических форм?
Мне интересно абсолютно всё. Не думаю, что театр должен быть обязательно ограничен “коробкой”. И в “коробочном” театре можно нащупать что-то новое, живое. По истории театра проходят, что он начинался с того, как когда-то очень давно один человек положил на землю коврик, встал на него и начал рассказывать историю. Эта суть остаётся неизменной, меняются формы. Сегодня технологии так быстро развиваются, появляются новые способы общения – это не может не влиять на театр. Например, иммерсивный формат соответствует структуре компьютерной игры. Ты зашёл в одну комнату, кого-то там увидел, перешёл в другую – там что-то сделал. Искусство развивается вместе с технологиями, это нормально.  

Но традиционный театр останется?
Когда изобрели кино, люди говорили – всё, театр умрёт. Когда изобрели телевидение – предсказывали, что кино умрёт. Но пока всё как-то сосуществует.  

Насколько, по-вашему, политике и злободневности место в театре?
Театр – это диалог, коммуникация со зрителем, и людям интересно смотреть про свою  жизнь. В советские времена выработалась аллергия на социальные пьесы, потому что это была пропаганда. К сожалению, это достаточно сильно повлияло на отношения зрителя  к современной российской драматургии. Но театр не может существовать вне политического или социального контекста. Мы живём в этой стране, мы знаем, что тут происходит, и хотим видеть в театре отражение реальности. Сигарев, Дурненков, Пулинович и другие современные драматурги пишут пьесы про Россию, но они понятны и в Англии, потому что рассматривают общечеловеческие вопросы. Это вопрос таланта. Если социальная пьеса написана талантливо, то она будет работать.

Можете прокомментировать болезненную ситуацию вокруг “Седьмой студии” и Кирилла Серебренникова?
Конечно, я на стороне Кирилла Серебренникова, это даже не вопрос – он мой коллега и друг. И я надеюсь, что всё разрешится.

Насколько интересным вы находите современное российское кино? Были картины, которые вас тронули?
За последнее время появилось много интересных фильмов: “Аритмия”,  “Нелюбовь”, “Лето”.

Среди последних проектов с вашим участием – российская версия сериала “Мост”. Как оцениваете этот опыт?
Отличный режиссёр Константин Статский, потрясающие операторы Улугбек Хамраев, Илья Авербах. Я уже не говорю про Мишу Пореченкова, который стал моим ближайшим соратником. 

Читала, что продюсеры были уверены, что вы говорите по-эстонски, когда приглашали на проект – думали, что прибалты говорят на одном языке. Это правда?
Это шутка. Все понимали, что мне надо будет учить язык.

Сложно было?
Да, эстонский не похож ни на один из языков, которыми я владею.

Будет ли второй сезон у сериала? 
Он уже снят.

Увидела в Сети вашу недавнюю фотографию с Далай Ламой. Как состоялась эта встреча?
Мы жили в одной гостинице. Друзья шли обедать с ним и позвали с собой. Бывают такие случайные встречи.

Во время обеда Далай Лама поделился каким-нибудь мудрым изречением?
Сказал, что трудности делают нас сильнее. Абсолютно согласна.

Всегда восхищалась вашей жизнерадостностью. Откуда черпаете силы? Это врождённый оптимизм или жизненная философия?
У меня нет жизненной философии.  Но мне кажется, что стакан наполовину полон.

Читала, что вы каждое утро встаете в 7 утра, придерживаетесь здорового образа жизни.
Правда? У меня есть традиция – после спектакля “Цирк” я дохожу до ресторана “Пушкин” и заказывают пиво с чебуреком. Но каждый день чебуреки себе не позволяю.

Что вас вдохновляет?
Талант. Когда вижу что-то талантливое – кино или спектакль – думаю: если кому-то это удалось, значит, и я смогу. Есть к чему стремиться.

Подробности о фестивале "Вдохновение" на сайте http://vdohnovenie.vdnh.ru