Кирилл Плетнёв, сменивший актёрское амплуа на режиссуру, написал сценарий специально для Инги Оболдиной и не прогадал. За роль в музыкальной мелодраме “Жги!” –  надсмотрщицы в женской колонии, которой заключённая помогает стать звездой, –  актриса получила приз за лучшую женскую роль на “Кинотавре”. Картина выйдет в прокат 16 ноября. Во время нашей беседы с Ингой к нам подошёл режиссёр Юрий Грымов, он осыпал комплиментами Оболдину и попросил меня обязательно написать, что она яркий и уникальный человек, который мастерски владеет актёрской профессией.

 

Признаюсь, меня тронул фильм! В конце я даже пожалела, что не взяла с собой платок, пришлось вытирать заплаканное лицо о плечо соседа.

Спасибо, что сказали об этом! Потому что плакали и смеялись во время фильма многие, но говорить об этом стесняются. Эмоции не в моде сейчас… А я уверена, что кино должно вызывать эмоции. Сейчас большинство людей циничны... Чтобы прочувствовать фильм, нужно позволить эмоциям просочиться под забрало. Некоторые, как только начинают что-то чувствовать, тут же пугаются и бьют себя по рукам.Так что современного зрителя сложно растормошить, тем более простой историей. А у нас ведь именно простая история.     

 

Правда, что Плетнёв написал сценарий специально под вас?

Говорит, что правда. И я ему за это очень благодарна. Никто раньше ничего подобного для меня не делал, а он взял и написал. (Улыбается.)

 

А как вы для себя определяете жанр “Жги!”?

Это сказка для взрослых. Она идёт как сказка, а заканчивается по-взрослому трагично…Но история, конечно, сказочная. Зэчка втихушку сняла на телефон поющую начальницу зоны, выложила в YouTube, и – о чудо! – начальница поехала на песенный конкурс аж в Москву! При этом фильм ещё и музыкальный – героиня всё время поёт. Для меня это было проблематично, так как я не пою.  

 

Как это не поёте?

Ну как вам сказать? Да, меня заставили петь “Старинные часы”. Я же знаю, как поют люди, которые умеют петь. У меня вся семья поёт: мама, папа, мой муж Виталий окончил консерваторию, у него потрясающий голос, его мама поёт, моя дочка Клара, даже няня поёт... Короче, все вокруг поют, кроме меня. Стыдно в такой поющей семье запеть непоющему. Но гениальный, не побоюсь этого слова, наш композитор Артём Михаенкин сказал своё веское: “В нашем фильме все будут петь вживую!” И принялся меня “дрессировать”. И только благодаря ему что-то получилось спеть. Он вообще в этом ас – в финале все актёры поют сами, как он и обещал.

 

Со “Старинными часами” разобрались, а с арией “Тоска" что?

Основное исполнение арии – то, что звучит в финале, – это, конечно же, голос прекрасной певицы Ирины Ващенко. Но даже чтобы изобразить, что это пою я, нужно было готовиться, причём тщательно… Нужно было наслушаться “Тоски” в разных исполнениях. Калас богиня! А потом выучить текст на итальянском и точно поймать дыхание, длительность нот… Затем мне написали русскую транскрипцию “Тоски” и дали образец исполнения нашей артистки Ирины. Со всем этим богатством я поехала к маме на Урал. И сидела,завывала там вечерами. А поскольку там хорошая слышимость, то домашние настрадались. Сначала они просто молчали, а потом, видимо, когда уже начало получаться, стали комментировать: “Ну вот сегодня даже мелодию узнали”. Моя дочка Клара сказала забавную вещь: “Все детки уже в кроватках спят с мамами, а моя всё поёт и поёт”. А время тогда было полдвенадцатого. Семья терпела меня. Я очень благодарна им за поддержку. Без них ничего бы не получилось.   

 

Ваша героиня тоже считала, что не умеет петь. Насколько вы с ней похожи?

Пожалуй, только этим и похожи. А вообще, это очень далёкий от меня персонаж, чем он мне и особенно интересен. Чем герой дальше от меня, тем притягательнее. Люблю неказистых персонажей. Меня не пугает играть некрасивых. Тем более здесь есть развитие – превращение из гусеницы в бабочку. Это превращение меня и подкупило в сценарии. И, конечно, то, что Кирилл придумал историю женщины, задающей себе “неженские” вопросы: так ли я живу? так ли я хотела жить? могу ли я рискнуть и что-то изменить? Обычно эти вопросы на экране решают мужчины. Женщинам достаются фильмы о свадьбе, измене, разводе, любовницах и т. д. (Улыбается.) Все проблемы женщин в кино сводятся к мужчинам. Здесь нет. А ещё интересно, что в основе фильма лежит подлинная история американской охранницы Сэм Бейли, которая в 40 лет выступила в конкурсе и стала петь и ездить с гастролями по всему миру...

 

Вы снимались в настоящей тюрьме?

Да, в бывшей Невельской колонии для несовершеннолетних, это под Псковом. Для Плетнёва это было очень важно. Я его понимаю. Я тоже за то, чтобы в кадре было всё настоящее – проходная с решетчатым окошком, “колючка”, узкие коридоры. Всё это правда, ничего не надо изображать. У нас была массовка из жителей Невеля и работников ВОХР (военизированная охрана – Прим. ред.) – живые, “не глянцевые” лица. Мне было приятно, когда кто-то из фсиновцев (Федеральная служба исполнения и наказания – Прим. ред.) подошёл и сказал: “Похожа-похожа, могла бы сойти за нашу”.

 

Я так поняла главный посыл фильма: никого не слушай, бери и делай то, что хочется.

Да, всё просто, в финальной песне всё сказано: “Пока ты жив, вставай и пробуй”. Мне кажется, самый большой грех – это впасть в уныние. Очень просто сидеть на месте и трястись, что ты можешь потерять насиженное место. Никогда не поздно пробовать что-то новое.

 

Вам эта позиция близка?

Да. Я люблю всё самое необычное и интересное… в рамках приличий.

 

Можно ли назвать фильм феминистическим?

Ну, если только в том смысле, что это женская колония и главные герои женщины.    

 

Но настоящих мужчин там нет?

Ну… Похоже, так. (Улыбается.) Они все с гнильцой.

 

Особенно муж.

Просто это та стадия семейной жизни, когда всё вошло в привычку. И любая новость в отношениях – лишняя трата сил… Но он меняется, хотя бы пытается... Честно, я не задумывалась на тему феминизма в картине, но получается: да, тётки рулят! Кирилл часто говорил, что это такая женская версия “Бонни и Клайда”.  

 

Кстати, о Бонни, в смысле о вашей подельнице в кадре – заключённой, которую сыграла Виктория Исакова. Каково было с ней работать?

Потрясающе! Я не считаю, что у меня главная роль, весь фильм надо делить на два. Мы с ней как инь и ян, белое и чёрное. Она глубокая, мощная, в то же время “фарфоровая”, с улыбкой Джоконды, с какой-то никем не раскрытой тайной внутри. И вообще, на проекте “Жги!” была команда мечты! Если и бывает кастинг мечты, это как раз произошло в нашей картине. Легендарные Володя Ильи и Таня Догилева. Любимая моя Аня Уколова, талантище Лёша Шевченко, интересные молодые ребята Никита Кологривый, Даня Стеклов, Катя Агеева, Саша Бортич, Ника Кузнецова. Приходите в кино – увидите сами! Команда сумасшедшая!

 

Кроме “Жги!”, где мы сможем вас увидеть в ближайшее время?

В многосерийном фильме “Уголь” Владимира Котта. Это такая семейная сага, где мы с Викой Толстогановой играем сестёр. Тоже радостное партнёрство! А в МХТ им. Чехова начала репетировать с Александром Молочниковым спектакль “Светлый путь. 19–17” – это история захвата Лениным жизни России, о его удачном бизнес-плане. Там я играю две роли Крупскую и Гиппиус. Кстати, вновь в паре с Викой Исаковой. Это такая буффонада, где событийность разрастается со скоростью света. Молочников сам пишет и в процессе всё меняет. Мне кажется, он очень талантливый парень, авантюрный во всём! Самой интересно, что получится. (Улыбается.) А ещё с ноября начнутся репетиции в Театре Шмелёва. Видела два спектакля у них – “Шмелёв. Редкости. Мел” и “Шмелёв. Редкости. Бумага”. Так хотелось тонкого, атмосферного театра с хорошим юмором. И я его нашла! Я в восторге! С ноября с удовольствием начинаю репетировать с режиссёром Виталием Салтыковым.

 

Если бы пришлось выбирать между театром и кино?..

Я бы не смогла сделать этот выбор. Скучно заниматься только кино или только театром. Но без театра для меня невозможно существование вообще. В кино нужно выдавать результат молниеносно. Что-то новое в себе в кино раскопать трудно. В театре можно пускаться в эксперименты.  

 

Вы с детства мечтали стать актрисой?

Живя в городе Кыштыме, довольно стыдно мечтать стать актрисой. Это всё равно что мечтать стать самой красивой. (Улыбается.) Мне просто нравилось ставить сказки. Я понятия не имела, что это может быть профессией. Всегда играла бабок-ёжек, прохиндеев, заводил. Отрицательные персонажи мне казались интереснее положительных. Потому что положительные – правильные и скучные, а в этих намешано много противоречивых эмоций. Видите, я так и не повзрослела. Всё ещё люблю такие роли.

 

Вы же женщина, почему вы не боитесь быть некрасивой на сцене или в кино?

Я же не модель, я актриса. Мне интересно всё попробовать. Интересен процесс, вот как в “Жги!”. Я бы не хотела ходить из фильма в фильм, меняя лишь платья. Это будет конвейер, а не творчество – скукотища.  Если я хочу почувствовать себя красивой, я надену красивое платье и пойду по красной дорожке “Кинотавра”.

 

Кстати, красивый у вас был наряд на церемонии закрытия. Кто ваш дизайнер? Это случайно, что ваш наряд был в цвет приза?

Моя замечательная подруга – дизайнер Милена Якубовская. Она придумала для меня этот костюм из парчи бирюзового цвета с объёмным рисунком. И не только его… Она действительно талантливый дизайнер, мне нравится вся её линейка одежды, которую она производит. У меня много вещей из её коллекций. А то, что приз на “Кинотавре” был тоже с бирюзой, это просто забавное совпадение.  

 

Дайте совет читательницам, как почувствовать себя красивой и перестать себя съедать?

Это сложно. Я ведь тоже постоянно занимаюсь самоедством. Я перфекционистка. Мне хочется добиться идеального результата, а это ни в жизни, ни в творчестве невозможно или возможно не всегда…  

 

Знаете, это так легко сказать: поверь в себя. Но как это сделать?

Наверное, начать надо с малого. Нужно сделать какой-то резкий поворот в своей жизни. Сделать что-то, чего ты никогда не делал. Например, если у тебя всю жизнь длинные волосы – подстригись. Знаете, это такой драйв! Под Новый год я ушла из театра и попросила коротко подстричь. Помню удивлённые глаза парикмахера, когда он спросил “Как?”, а я ответила: “Да как угодно, главное – коротко”. И вы знаете, произошла перезагрузка! Милые женщины, мой совет таков: очень важно выдирать время для себя. Люди будут вас любить, если вы сами будете любить себя.

 

А что вы для себя делаете?

Я  только учусь делать что-то для себя. У меня редко это получается. Но вот недавно была в сауне. Впервые за долгое-долгое время была одна. Я поняла, что могу занять всю полку, вытянуть ноги и никого при этом не напрягать...

 

Наша жизнь – гонка по скоростному шоссе. Ехать медленно невозможно – затопчут. Но нельзя ехать без остановок. И лучше, чтобы ты сам выбирал время для этих остановок, иначе жизнь выберет самое неподходящее для этого время.

 

Я как-то себе сказала: “В этом году я обязательно замечу момент, когда раскроются почки на деревьях”. И что вы думаете? Я об этом вспомнила, когда уже были зелёные листья. Я дала себе установку: смотреть вокруг и видеть, наблюдать за жизнью и слушать, что происходит. И получается – уже второй год я замечаю, когда только-только раскрываются почки. И своей дочке Кларе показываю – стараюсь обращать её внимание на такие вот мелочи, которые зовутся жизнью.