В прокате стартовал “Блокбастер” – второй фильм экс-кинокритика Романа Волобуева, правда, свою фамилию режиссёр снял с титров, поскольку не согласен с финальным монтажом продюсера Ильи Стюарта. В преддверии премьеры мы поговорили с Аней Чиповской. Актриса исполнила роль Наташи Тюльпановой, наивной провинциалки из городка Электроугли, решившей устроить свою жизнь в столице, ограбив центр микрокредитования.

Чья версия лучше – Волобуева или Стюарта?
Я видела много версий, в кино часто так бывает. Я вне этого конфликта, не буду его комментировать.

Представляя “Блокбастер” на “Кинотавре”, Волобуев сказал, что каждый уважающий себя мужчина должен быть феминистом. Что такое для вас феминизм?
Честно говоря, не знаю, что именно Волобуев вкладывает в это понятие. Я вот не знаю, что такое феминизм. Если равные права для всех на земле, то да, я за такой феминизм. Это близко любому человеку, который против рабства. А если говорить о том, что все мужики – говно, то нет, это чушь. Я за то, чтобы девочки были девочками, а мальчики были мальчиками. Я за равные права. Но это не феминизм, а, скорее, чувство справедливости.

То есть когда снимали фильм, вы вообще об этом не думали?
Мы не думали о феминизме. У нас история про двух женщин. У Светы Устиновой – героиня, помешанная на ЗОЖ (здоровом образе жизни. – Прим. ред.), а мою героиню точно стоит отправить к психиатру… Они очень разные, но они прежде всего люди, какая разница, какого они пола.

Вы не считаете, что мы живём в сексистском обществе? Актрисам часто дают роли, опираясь на внешность?
Я не согласна с тем, что у нас сексистское общество. Роль никак не связана с красотой, всё дело в таланте.

У вас есть такие подруги, как Наташа?
Знаю таких людей, но с ними не дружу…

Ваша героиня хочет быть моделью, а вам никогда не хотелось?
Не тянет в модели. Это не моё. Я ростом не вышла.

Ещё у Наташи очень необычный акцент…
Слушайте, так нигде не разговаривают. Тем более в Электроуглях, из которых она уехала. Вот этого “Кост-ром-ские!” нигде нет. Это собирательный образ. Важно понимать про мою героиню Наташу одну простую вещь – она мифический персонаж. Наташа – это грустная шутка.

Почему грустная?
Потому что в любой по-настоящему смешной шутке обязательно должна присутствовать трагедия, иначе несмешно. Комедия – это комедия, трагедия – это трагедия, а вот трагикомедия – это Наташа Тюльпанова.

Есть что-то общее с ней?
Мы с ней вообще ничем не похожи. Просто она выглядит, как я. (Смеётся.) Я хоть изредка рефлексирую, а Наташа никогда. Правда, я хотела бы быть такой же непосредственной, как она. С одной стороны, непосредственные люди страшно раздражают, а с другой – ты им завидуешь. Ведь им гораздо легче живётся. Наташе плевать, что люди про неё скажут. Она просто делает то, что ей хочется. Я вот тоже так хочу!

Разве вы не можете делать то, что хотите?
Нет, я всё-таки часто переживаю о том, что могут подумать и сказать.

Но эти “они” всегда найдут, что сказать!
Верно! Вы знаете, что есть люди, которые считают, что Мэрил Стрип – плохая артистка! У меня это в голове не укладывается! Есть люди, которые палец о палец в жизни не ударили, но при этом судят других.

Вы имеете в виду троллей в “Инстаграме”? Вы сами ведёте аккаунт?
Сама веду, но мне повезло, он какой-то благостный, троллей нет.

Да ладно! И вы хотите сказать, что не зачищаете плохие комментарии?
Бывает такое, но редко, только если это какое-то откровенное хамство. Причём чаще всего пишут оскорбления не мне, а в адрес человека, который со мной на фотографии. Больше всего меня удивляет, заходишь на аккаунт пользователя, который написал гадость, а это мама двух чудесных пупсиков, на фотках – цветочки-горшочки, детки, любимый муж, вышивание крестиком… Постит цитатки: “Наслаждайся каждой минутой своей жизни”.

Двойные стандарты.
Да-да, у нас постоянно такое в обществе. И вот эта мамаша пишет мне: “Дура, капец, как же ты мне не нравишься!” Серьёзно?! (Взмахивает руками.) Хочется встретиться с ней и посмотреть ей в глаза. Чему она научит своих детей? Критиковать других людей? Мне очень нравится, что она отвечает: “Это моё мнение”.

У вас профессия такая – публичная.
Про нас легко говорить. Да, и каждый считает своим долгом высказать своё мнение. Давайте мы со Светой Устиновой, Ходченковой, Пересильд, Снигирь придем домой к этой мамаше, посмотрим, как она работает. Она по профессии бухгалтер? Давайте проверим, как она считает. Снигирь по профессии педагог по английскому, может проверить знания, а Пересильд благотворительностью занимается, может спросить, кому та мамаша помогает. Посмотрим поближе на её лицо, выясним, какие-нибудь филлеры (гелевые инъекции в косметологии. – Прим. ред.) делала, может, гиалуронку (гиалуроновая кислота, косметическая инъекция. – Прим. ред.) колола? Это мог бы быть очень содержательный разговор.

Подписчики понимают, что они защищены, они за экраном…
Пусть закроют “Инстаграм”, я ведь и домой могу прийти! (Наклоняется ближе к диктофону.) Так и напишите: очень опасно с открытым “Инстаграмом” срать на голову!

Что ещё раздражает?
Навязчивые люди, которые лезут не в своё дело. Раздражает, что постоянно спрашивают, когда я рожу. Вот это, кстати, сексизм.
 
На днях вы опубликовали в "Инстаграме" несколько снимков с репетиций нового спектакля “Кинастон”...
Да-да, мы закончили репетировать в Театре Табакова, постановка Евгения Писарева по пьесе американского драматурга Джеффри Хэтчера. "Совершенная женская сценическая красота" – так звучит в дословном переводе с английского оригинальное название пьесы. Должен получиться шикарный спектакль! Играют Максим Матвеев, Евгения Борзых… Это история про реального человека – Эдварда Кинастона, жившего в XVII веке. В то время женщинам было запрещено выходить на сцену, все роли играли мужчины. Он был самым знаменитым английским артистом, который играл все ведущие женские партии –  Офелию, Дездемону… Вдруг издают указ, что женщины могут выходить на сцену. Премьера в сентябре. Для нашего театра – это событие! Получаю колоссальное удовольствие от спектакля! Всех приглашаю!

Давно хотела спросить, чем вас привлекла роль в фильме “О любви” Владимира Бортко?
Вообще-то, он большой мастер, Бортко на минуточку “Собачье сердце” снял. Да, у него сложный характер, но у него есть чему поучиться. У меня у самой очень сложный характер. Я вспыльчивая. И вообще, в современном мире настоящих режиссёров немного, в России – тем более. Бортко – это величина! Это человек, который способен на некое высказывание. Пусть кто-то его не понимает… Эта роль женщины в состоянии измены, о такой роли актрисы мечтают. Измена – это всегда открытие.

И чему же вас научил Бортко?
Терпению. Он научил меня иногда закрывать рот. Теперь я умею молчать. Даже тогда, когда хочется многое сказать. Было трудно! Это тот случай, когда нашла коса на камень! Я же, вообще, скандалистка!

А у Волобуева смогли чему-нибудь научиться?
У Волобуева большой потенциал. Если честно, я рассчитываю ещё у него сняться. Уверена, у него большое будущее как у сценариста и как у режиссёра.

Как поживает ваш кот?
Ку-у-у-ся! Как же приятно об него с утра потереться! Он такой несчастный вид всегда при этом делает! Он как будто говорит: “Как же ты меня задолбала своей любовью!” Но кот стоически меня терпит. Понимаете, это я живу в его квартире, он меня туда пускает. Он обожает пакеты и коробки. Он любит лечь на какую-нибудь вещь так странно, причём кажется, что ему страшно неудобно. Смотришь и думаешь, как он вообще держится? А он зацепился кончиком хвоста и лежит спокойненько.  

Вы недавно отпраздновали юбилей – 16 июня вам исполнилось 30 лет, многие боятся этой цифры.
К возрасту спокойно отношусь. Рубеж 30-летия я не почувствовала. Твоё всегда тебя найдет. А то, чего у тебя нет, значит, и не надо.