О том, что изменилось в жизни обычных граждан и в работе израильских медиков, Metro рассказал медбрат отделения интенсивной терапии клиники Бейлинсон Марк Мордухович.

– У нас пик заболеваний был месяц назад, и он прошёл. Тогда все сидели по домам – самоизоляцию соблюдали очень строго. Страна реально опустела. Как-то вышли на улицу с подругой и даже страшно стало – какой-то зомби-апокалипсис. Прошли пару кварталов и домой – просто не по себе. Казалось, что сейчас из подворотни вылезет зомби: “Мне нужна твоя маска-а-а”. Израильтяне очень общительные, нужны эмоции, близко побыть, “почувствовать человека”, потрогать, обнять-приобнять.

Кстати, даже терактов не было уже два месяца. Палестинцы, видимо, тоже пока на карантине.

Заболевших или тех, кто был в контакте, отслеживали по мобильным телефонам. Отслеживали – в хорошем смысле слова. Например, мой брат пришёл на работу, а ему позвонили и сказали, мол, мы вас уведомляем, что вы были в контакте. Вы заходили в супермаркет, где выявлен человек, больной “короной”. И брат пошёл сдавать анализы, но ничего не подтвердилось.

На пике эпидемии закрыли все рестораны, кафе, парикмахерские, рынок закрыли. Но теперь начали открывать. Рынок открыли пару дней назад, но поставили турникеты. Там есть рыночные магазины – они начали работать, а есть те, кто просто с ящиков торгует (зелень, овощи) – им пока нельзя. Но я был свидетелем, как один торговец решил попробовать открыться самостоятельно – авось прокатит. Но тут же полиция прибежала и “прессанули” его, закрылся обратно.

Какие ограничения сохраняются в Израиле, а что уже отменили?

– Маску по-прежнему нужно носить в общественных местах – магазины, транспорт и тому подобное. Есть штрафы за отказ, но я не видел лично ни разу, чтобы кого-то штрафовали. По телевизору пару раз показывали, как кого-то штрафуют на 500 шекелей (около 10 тыс рублей – Прим ред.), но мне кажется, что это просто постановка была какая-то.

В Израиле у каждого своя “корона”. То есть изменения, которые наступили в жизни разных людей, – разные. Я по возрасту и здоровью не нахожусь в группе риска. А в домах престарелых всё строго. Мама моя дома теперь сидит, и все плановые обследования медицинские ей отменили.

Парикмахерская соседняя закрывалась на карантин. Сейчас пора открываться, начальник приходит и понимает, что работать невозможно. Три парикмахерши, которые у него трудились, во время карантина пришли, забрали инструменты, отвинтили свои кресла и всё это унесли. На квартире одной из них они втихаря продолжали принимать клиентов во время самоизоляции. И возвращаться не собираются.

Открыли спортзалы. Но в них нужно записываться заранее на определённое время. Число мест ограниченно. Полтора часа занимаемся, а потом полчаса зал дезинфицируют. Открыли пляжи, но израильтяне заполнили их ещё неделю назад, хотя было ещё нельзя. Открыли парки. Но людей пока очень мало. Люди боятся второй волны, есть опасения. А вот большие торговые центры по-прежнему закрыты.

Но, надеюсь, что к августу это всё закончится. У меня просто билеты на концерт, который должен был быть 7 мая. А его перенесли на август! У меня такой план.

Сейчас в небольшой магазин больше нескольких человек не пускают – просят подождать снаружи. А раньше и в супермаркетах были подобные правила – так очереди стояли снаружи. И сейчас, кстати, при входе в супермаркет всем измеряют температуру и выдают одноразовые перчатки.

Школы уже открыли?

– Пару недель назад, и это очень хорошо. Дистанционное обучение – это просто… Я готов всех был убить! Дочь садится –  давай, папа, заниматься. Включаем Zoom. А там один пришёл, другой ещё нет, у третьего только ноги видать. Ну вот все пришли – фигак, и всё отрубилось. Надо заново подключаться – пароль и всё такое. Меня хватало на две попытки. Потом всё – телефон летел в стену.

Какие меры безопасности соблюдают в школе?

– Классы поделили на две части – учатся по очереди. Рассадили подальше. На уроке маска не обязательна, а на перемене надо надевать.

Государство поддерживало деньгами бизнесменов во время пика пандемии?

– Это от меня далеко. Кажется, что-то выплачивали. У нас это так примерно было. Работать перестали, бизнесмены поняли, что начали терять деньги. “Эй, алё, государство, не хочешь нам компенсировать?” Государство: “Ой, блин, точно, мы же должны помочь! Сейчас организуем комиссию, а вы пока заполните бланк”. И потом все новости пестрели очередями во все места, куда надо было эти бланки подавать, – все орут, кричат, просто балаган. Чем закончилось, не знаю. Это не моя “корона”.

– Твоя жизнь как изменилась?

– Теперь на работу долетаю за считанные минуты. Раньше на этих дорогах всегда были пробки. Кстати, за время карантина их отремонтировали. За всё время меня полицейские остановили один раз, спросили, кто такой и куда еду. Сказал, что с работы. Я даже не знаю, завернули бы меня обратно, если бы я сказал, что еду искупаться. У меня нет никакого специального пропуска – только бейдж с работы, где сказано, что я медбрат. Этого хватает. Когда корона началась, всех, кто в медицине, обязали всегда носить бейджи с собой.

В вашей больнице лечат больных коронавирусом?

– У нас в Белинсоне забрали одно терапевтическое отделение под “корону”, но некоторые небольшие клиники в Израиле отдали полностью под таких больных.

В отделении интенсивной терапии, где я работаю, нас всех поделили на группы или бригады по восемь человек и каждой присвоили цвет. Я оказался в голубой… Между собой эти группы не смешиваются. Мы выходим на смены по 12 часов – постоянные группы и постоянные дни. Три смены в неделю. Делаем свою обычную работу. С пациентами с COVID-19 я пока не сталкивался. Но, если в отделении с “короной” понадобится присутствие реанимационного медбрата, медсестры, то позовут. Каждую смену в нашей группе назначается два человека, которые по очереди должны будут пойти туда и лечить, то есть мы как бы в резерве.

Из моей смены ходила одна девушка на несколько часов. Рассказывала, что там очень тяжело физически.
Но у нас нет такого, как в некоторых странах, что врачей называют героями и предлагают носить на руках. У нас нет истерии по этому поводу.

Тем, кто работает с COVID, полагаются премии?

– Насчёт бонусов. Нам, кажется, должны выплатить какие-то “коронные” деньги – 45% премии, но это всё разговоры, я документов не видел. Про отдельные деньги за посещение “красной зоны” я не слышал. Но, если бы так было, у нас бы очередь, наверное, стояла из желающих.

Никто не боится заразиться?

– За деньги, видимо, нет! Но я бы лично не пошёл в эту очередь… Кстати, в эту эпидемию я первый раз понял, как я сильно угадал с профессией. До этого было, что и ругал её – зарплата маленькая, работы много. Но теперь я осознал, что вот все без работы сидят, а я работаю. Я при деле. И всегда буду при деле!

По личным ощущениям – страна оживает?

– У нас люди ожили уже. Всех просто достал этот карантин. У нас не было праздника Песах, когда все ходят в гости к родственникам, у нас не было Дня независимости, когда весь Израиль покрыт дымом от мангалов. Все хотят вернуться к обычной жизни.