Накануне Владимир Путин заявил, что последняя неделя зимы из-за распространения нового коронавируса выдалась для мировой экономики едва ли не худшей за 12 лет. Кроме российского президента на эту же тему активно говорили экономисты и финансовые СМИ. Например, в авторитетном Financial Times в одном из материалов сделали вывод, что терпеть убытки скоро начнут всё больше стран, а в случае глобальной пандемии финансовый мир ждут новые потрясения, гораздо сильнее тех, что были в 2008-м году. Metro разбирается, есть ли причины для беспокойства и что ожидает нашу страну.

В 2002-2003-м годах из-за вспышки атипичной пневмонии в Китае и ещё в 25 странах мировая экономика, по разным данным, потеряла порядка 40 млрд долларов. Могла потерять и больше, но повезло: вспышка оказалась недолговременной и тогда зависимость мировой финансовой пирамиды от Китая ещё не была столь велика. С тех пор доля экономики Поднебесной в общем "пироге" заметно увеличилась и стала составлять, по данным BBC, 17% вместо 4%. Так получилось, потому что Китай не стеснялся брать в долг, стал активно развивать промышленность и постепенно превратился в мировую фабрику всего и вся. А это значит, что пережить новую эпидемию в изоляции у Китая изначально не было шансов из-за большого числа инвесторов. То есть, покупателей китайских товаров по всему миру.  

– Коронавирус распространяется на территории многонаселённые, экономически развитые, что резко негативно влияет на производство, туризм, торговлю , потребительский спрос по всему миру, – отметил в разговоре с Metro главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман. – Главное, что беспокоит инвесторов – неясность будущих масштабов развития вируса и невозможность достаточно точно спрогнозировать последствия для населения и мирового хозяйства. Вирус и меры противодействия ему приводят к торможению мировой экономики. Хотя речь ещё не идёт о высокой вероятности глобального экономического кризиса, но такую возможность списывать со счетов нельзя. Пока Международный валютный фонд (МВФ) прогнозирует  уменьшение роста мирового ВВП на 0,1 – 0,5 процентных пункта, а это далеко не кризисной явление.

Ведущий аналитик Forex Optimum Иван Капустянский спрогнозировал куда более печальное развитие событий.

– В случае если распространение коронавируса перерастет в пандемию это, безусловно, выльется в очередной мировой финансовый кризис, – сказал он Metro. – Сначала пострадают производители и потребители. Первые из-за падения спрос, а вторые из-за отсутствия возможности получать стабильный доход. За ними рухнет банковская система, потому что образуется волна невозвратов по кредитам, а также падение стоимости залогового имущества и так далее по цепочке. В целом может повториться сценарий 2008 года, только в разы хуже.

По словам эксперта Академии управления финансами и инвестициями Геннадия Николаева, происходящее дополнительно усложняет тот факт, что из-за серьёзного роста внутренней экономики Китай по инерции много лет тащил за собой экономику мировую. Вспышка коронавируса крайне неудачно совпала с временем, когда китайская экономика и так начинала сдавать обороты, а теперь и вовсе рискует сильно просесть из-за того, что местные заводы работают вполсилы в связи с карантином.

– В 2019 году объёмы мировой экономики сократились впервые с 2009 года, а китайская росла самыми медленными темпами за последние 30 лет, – подчеркнул Николаев в разговоре с Metro. – Ещё в прошлом году Пекин пересмотрел прогноз по росту ВВП (внутренний валовый продукт – Прим. Ред.) в меньшую сторону - до 6% в 2020 году, однако становится ясно, что и эти ожидания являются излишне оптимистичными. Глобальная экономика лишилась своего основного драйвера в лице Китая и вполне может рухнуть если не появятся новые основания для роста.

Аналитики сходятся во мнении, что новый драйвер из-за ослабленного состояния всей мировой экономики в ближайшее время вряд ли появится. Также совершенно точно будут страны, которых в связи с паникой на мировых рынках будет штормить больше остальных. В их числе и Россия.

– Для России паника, безусловно, негативный фактор, потому что активно снижается нефть, а отсюда потенциально буду падать доходы в бюджет, – считает Иван Капустянский. – На нефтяном рынке наблюдаются полномасштабные распродажи. Нефть Brent достигла уровня $50 за баррель. В конце прошлой недели она торговалась почти на минимумах 2017 года - $47,92 за баррель. Однако критической отметкой для бюджета является отметка $40 за баррель по Urals (российская марка экспортной нефтяной смеси – Прим. Ред.). По заявлению правительства при таких ценах на нефть бюджету ничего не будет грозить в течение четырёх лет. Все программы будут реализованы. Этому будут способствовать накопленные резервы. Однако в случае развития мирового кризиса прогнозы будут ухудшены, потому что падение доходов будет наблюдаться во всех отраслях.

Настроения на внешних рынках кроме цен на нефть влияют и на курсы российских акций и валюты. Рубль болезненно реагирует на распространения коронавируса за пределы Китая и за последние недели снизился почти на 6%. Опрошенные Metro эксперты считают, что нашу валюту вряд ли ждёт сильная девальвация. Да, чуть ослабится, но не критично.

– У российской валюты, ценных бумаг есть и стабилизирующие макроэкономические факторы, – отметил Марк Гойхман. – Это низкий уровень государственного долга, большие международные резервы, профицит бюджета и торгового баланса, относительно низкая инфляция. Такие факторы создают некую "подушку безопасности", предохраняющую от чересчур резких движений наших акций и валюты. Они же создают и защиту от кризиса в экономике. 

Как будет развиваться ситуация в дальнейшем – точно сказать никто не может. Многое будет зависеть от того, насколько быстро от вируса найдут эффективную вакцину. Эксперты подчёркивают, что даже при самом благоприятном сценарии финансовые последствия коронавируса в России могут коснуться каждого. По их словам, сейчас лучше повременить с крупными покупками, снизить свою кредитную нагрузку (процент выплат по кредитам от числа общего дохода) и создать резервный фонд. На всякий случай.