Модели, которые едят только яблоки, чтобы не набрать вес, сегодня относят к нулевому размеру. Индустрия обращается с ними так, будто ноль – это не только их размер, но и вся их сущность. Их жизнь похожа на кошмар, о котором никто не говорит. А если и говорят, то только когда дело касается очередной истории о смерти от истощения.

Например, сёстры из Уругвая, Элиана и Луизель Рамос или бразильянка Ана Каролина Рестон стали известны на весь мир тольк после того, как умерли от пищевого расстройства, известного как нервная анорексия – при этой болезни человек сильно худеет, мало ест, так как боится поправиться.

И, конечно, не стоит забывать Карен Мюлдер, нидерландскую супермодель, которая рассказала о том, как на французском ТВ она призналась, что её не раз насиловали люди из высшего руководства модельного агентства Elite, а также некоторые "известные личности".

Недавно разразился новый скандал. Испанский дизайнер Кристобаль Баленсиага уволил двух директоров по кастингу после того как модели пожаловались на “садистское” и “жестокое” обращение с ними в ходе Недели моды в Париже. Джеймс Скалли написал в Instagram,  что 150 девушек заставляли сидеть на протяжении трёх часов в темноте в ожидании отбора.

Все эти обвинения отрицаются. Так или иначе, такие истории обращают внимание общественности к проблемам моделей. В индустрии принято договариваться на словах, а не на бумаге. Из-за этого модели не могут заявить о своих правах, о том, сколько часов в день им приходится работать. Иногда они не могут получить визы из-за того, что их не оформляют. В итоге некоторые заканчивают тем, что становятся проститутками или жертвами торговли людьми.

Синдикат по этикету ( Equity Syndicate) и Британский совет по моде (British Fashion Council) были первыми, кто предложил ввести правовые нормы, согласно которым модели признавались настоящими работниками. Они также предложили инициативу, благодаря которой работодатели озаботились вопросом здоровья моделей. Были установлены правила, такие, как максимальный лимит на работу в 10 часов, и введения перерыва на обед. Особые условия работы стали применяться для моделей, не достигших 16 лет.

В других странах, в том числе Франции, Израиле и Испании, ввели особо жёсткие правила по состоянию моделей. Так, манекенщицам запрещается иметь низкий ИМТ (индекс массы тела), если они хотят выходить на подиум. Дания пошла еще дальше – там существует постоянная проверка здоровья моделей, проводимая местными властями и главами агентств.
Но в любом случае как показывает практика, этих усилий недостаточно. До сих пор модели продолжают обвинять свои агентства в том, что их заставляют худеть до состояние скелета.

Сара Зифф и ее организация Models Alliance годами борются с агентствами, которые пытаются давить на молодых девушек. Организация была основана в 2012 году и с тех пор владелица непрестанно раскрывает всю правду об индустрии.

Одна из главных проблем этого бизнеса – пищевые расстройства. В этом году международный журнал International Eating Disorder Magazine опубликовал исследование Models Alliance, согласно которому по меньшей мере 62% моделей, вне зависимости от их размеров, называли "толстыми". "Работа модели очень рискованная, так как не существует до сих пор стандартов по состоянию здоровья моделей", - заявляет Стифф.

Американская модель Джиджи Хадид также поднимала эту тему в своем Instagram. Так что даже если ты достигаешь высот, это еще не означает, то ты перестаешь испытывать давление. Даже такие известные модели как Кендалл Дженер и Миранда Керр становятся объектами критики о своих формах.

21% - моделей испытывают давление со стороны своих агентств, чтобы сбросить вес, согласно исследованию Models Alliance

"Многие молодые девушки, которые попали в моделлинг, чувствовали, что с ними обращаются, как с животными"
Джеймс Скалли, кастинг-директор

 


Сара Сампайо, португальская модель, ангел Victoria’s Secret

Ты начала работать в 16 лет, как справлялась с прессингом индустрии?
Это такая же работа как и любая другая. В мире бывают вещи куда страшнее, чем работа в индустрии. Да, на нас многое наваливается, но мы сами выбрали такую работу, в конце концов. Я думаю, мы все таки счастливые. Да, приходится непросто иногда, и все мы страдаем из-за своих комплексов, но все это в итоге компенсируется.

Как справляешься с известностью?
Ничто не достается посто так. Я всегда фокусировалась на том, чтобы у меня была нормальная жизнь. Моделлинг – это просто работа, которую я стараюсь выполнять хорошо.

Что посоветуешь новичкам в профессии?
Многие из нас начинают с одного и с одних и тех же сомнений. Я считаю, что модели должны быть здоровыми, и должны продвигать это.

Что думаешь о моделях, прославившихся благодаря Instagram?
 Мы больше не в 80-ых, поэтому, если это помогает им в карьере, я не могу их осуждать

Текст: Луз Ланчероз