Все наши герои – люди умудрённые опытом. Карьеру комиков они начали с обучения – все они поступили на разные курсы стендапа и успешно их окончили

Мария Белицкая, 52 года, в обычной жизни – редактор
– Я ироничный человек, самоироничный! Когда происходит что-то неприятное, первая реакция – выстебать, – рассказывает стендапер. – Муж, правда, обижается.
По словам Марии, в школу стендапа она пришла в очень сложное время.
– Муж тяжело болел, родители болели – моталась между больницами, – вспоминает она. – И тут услышала, что коллеги идут в школу стендапа, ну и я пошла. Получается, что, когда плохо, муж идёт к психологу, а я – веселиться! Для меня сцена – способ психотерапии. Я не доверяю психологам, мне проще выйти на сцену и постебаться.
Мария признаётся, что в обычной жизни она не смешливый человек, скорее – иронично-ворчливый.
– На сцене я такая как есть, не придумывала себе сценический образ, не "актёрствую", – говорит начинающий комик. – Хочется попробовать себя в импровизации. Знаете, когда вам дают тему и нужно с ходу начать что-то говорить.

Кирилл Горский, 48 лет, журналист
– Это просто хорошее хобби, – говорит Кирилл. – Способность находить во всём смешное – полезный навык для жизни.
То, что его окружают гораздо более молодые стендаперы, Кирилла не смущает.
– Стендап стал у нас популярен последние 5 лет, – рассуждает он. – В него пошло много молодёжи. Но в мире это не увлечение молодых. Западные звёзды стендапа –  это вокруг 50!
По словам "молодого" комика, сцена – это территория свободы.
– Я выхожу, чтобы смешить. Я шут! – говорит Кирилл. – А шутам разрешено гораздо больше, чем серьёзным дядям в галстуках.
Первые выступления начинающего стендапера посвящены его проблеме  лишнего веса.
– В стендапе есть правило: если у тебя физическая особенность, то ты должен о ней пошутить. Если вышел одноногий и одноглазый, он обязан сказать что-то вроде того, что он пират и только что грабил корабль.

Светлана Бондаренко, 51 год, риелтор
– Меня привёл в стендап большой дефицит самоиронии у граждан нашей страны, – говорит Светлана. – Если общаться с европейцами, а потом приехать в Россию, то мы ощутим тотальный покерфейс. Хотелось попасть в среду, которая это разрушает.
По словам Светланы,  юмор у людей разного возраста отличается по тематике, но в целом универсален.
– Если старушонка 90 лет выйдет на сцену и зафигачит речь, которая всем снесёт голову и будет смешно, никто не скажет, что это было не смешно, так как ей много лет.


ЭКСПЕРТ
Юрий Касимцев  
школа стендапа Цимермана
Можно ли научить людей шутить?
Совершенно точно можно научить шутить и писать. Мы сначала даём теорию – историю стендапа и комедии, потом – комедийные инструменты – техники, которые помогают писать шутки, но главная задача – перестроить взгляд человека на себя и на окружающий мир.  Мы, скорее, не учим шутить, а направляем в те области, говорить о которых будет смешно и вызовет реакцию аудитории.
Комики в возрасте, кстати,  вызывают большой интерес. Если девять комиков рассказывают, как их бросила девушка или им не продали алкоголь, а потом выходит десятый – взрослый мужчина и говорит, как он рынок крышевал в 90-х или проституток возил на заказ – это вау!

ЭКСПЕРТ

Гарик Мартиросян
шоумен, юморист, телеведущий, продюсер
Можно "прокачать" чувство юмора?
Если человек родился без того чувства юмора, с которым можно выступать на сцене, хоть на какие курсы пойди... Все эти курсы повышения квалификации в юморе… "Мы научим вас шутить! Формула шутки такова: а) ты должен обозначить предмет, б) ты должен взглянуть на него по-другому". Ни фига!  В этом есть тайна, как в поэзии. Мы играли в КВН 15 лет. Масляков – величайший эксперт в юморе, редактора его крутейшие – Чивурин и Марфин, пять тысяч кавээнщиков с утра до ночи на фестивалях выступали… И то через 15 лет до нас начало чуть-чуть доходить, что юмор – это, оказывается, наверное, вот это – призрачные формулы.
Как держать микрофон – это да, этому научат. Но если, например, нет голоса, на курсах по вокалу человека научат дышать диафрагмой, но петь как Паваротти он не будет!