Репортёр Metro поговорил с писателем-футурологом Андреем Столяровым о будущем мира после пандемии коронавируса.

Вирус мутирует

– У коронавируса будет очень длинный след. Он останется с нами. Это несомненно. Он перейдёт в разряд сезонных пневмоний, которые каждый год вспыхивают в мире. Есть такая закономерность: если вирус смертелен, он быстро "выгорает", так как убивает своих хозяев. Вирус, чтобы выжить, должен приспособиться к человеку, мутировать, перестать быть смертельным.

Власть станет сильнее

– На протяжении многих столетий идёт колоссальная битва между двумя методами управления: автократией (единоначалием) – это монархии, диктатуры, и демократией. В битве до сих пор побеждала демократия. А Френсис Фукуяма – американский футуролог – даже объявил, что она окончательно победила, так как диктатура себя скомпрометировала и все диктатуры теперь "перекрашиваются" в демократии. Но теперь маятник пошёл в обратную сторону. Выяснилось, что в критических ситуациях нужны чрезвычайные меры, а их может вводить только жёсткая власть.

Но у власти есть одна особенность: она стремится к абсолюту, хочет контролировать всё. И, если она получает дополнительные полномочия, то потом очень непросто их обратно отнять. После теракта 2001 года, когда были обрушены башни-близнецы, в США приняли так называемый Патриотический акт, который резко увеличил финансирование и расширил полномочия спецслужб вплоть до практически тотальной слежки за гражданами. И это в стране, считающей себя примером свободы и демократии. И только в 2015 году был принят "Акт о свободе", который ограничил право власти следить за гражданами. Но не убрал его полностью.

Подобное сейчас происходит по всему миру. Мы живём в эпоху авторитаризма. Будет ли это небольшое отступление или это мощный вектор, сказать нельзя. В ситуации неопределённости, в которой оказался нынешний мир, демократии работают плохо. Поэтому на смену им, скорее всего, придут авторитарные режимы разной степени жёсткости.

Дистанцирование может затормозить науку.

– Привычка держать "социальную дистанцию" должна уйти. Дистанцирование для человека неестественно. Мы сейчас сильно переоцениваем дистантность – дистантное образование и дистантную работу. У этих методов есть крупные недостатки, о которых не говорят.

Например, школа и институт – это так называемые дисциплинарные пространства. Ученик, приходя в школу, переключается на учёбу. Он знает, что пришёл учиться. Но когда он сидит перед компьютером и слушает учителя, он не находится в дисциплинарном пространстве, переключения не происходит. И для того, чтобы студент или школьник нормально воспринимал дистанционное обучение, ему нужна очень высокая самодисциплина. А её практически ни у кого нет.

Кроме того, дистанция губит так называемую креативную среду. Ведь чем хорош университет или работа? Люди непосредственно и спонтанно обмениваются мнениями. Просто по дороге на работу, с кем-то переговорили, возникла мысль… Такое много раз бывало. Почему, например, в Силиконовой долине создаются творческие среды? Потому что в творческих средах, при спонтанном общении в кафе или на улице возникает высокая творческая температура и самозарождаются идеи. А при дистантном обучении или общении потенциал творчества сразу падает – потому что спонтанности нет.

Я думаю, мы вернёмся к обычному общению, но уровень социальной гигиены станет немного выше. Все будут знать: заболел – не общайся с другими и обратись к врачу.

Эксперт: Вирус уйдёт, а цифровой контроль останется