Сегодня в рубрике "История в кадре" мы рассматриваем фото, на котором изображена кульминация тех событий.

Москвичи собрались перед Белым домом, где работали Верховный Совет и первый президент России. Но туда же пришли и танки. Людей боевая техника не испугала, а Борис Ельцин даже использовал гусеничную машину, чтобы зачитать с неё послание народу.

19 августа 1991 года на танке Борис Ельцин и его охрана под командованием Александра Коржакова и Виктора Золотова.

19 августа 1991 года на танке Борис Ельцин и его охрана под командованием Александра Коржакова и Виктора Золотова.

РИА Новости

Фото:

Вокруг Белого дома

Президент России Борис Ельцин в момент объявления чрезвычайного положения находился в Белом доме, в своём кабинете, открытое окно которого видно на фото. Как рассказал Metro Руслан Хасбулатов, в те годы председатель Верховного Совета, президент размышлял о подписании Союзного договора, которое было назначено на 20 августа. Его тревожил этот договор. Горбачёв уже договорился с автономиями, входившими в состав России, что они получат такой же статус, как союзные республики. Это значит, что Ельцин, подписав документ, терял бы контроль над третью территорий России. Они стали бы подчиняться Горбачёву.

Раздумья прервал Хасбулатов. Он вбежал в кабинет и включил телевизор. Как и все граждане СССР, Ельцин только из телесообщения узнал об отстранении Горбачёва от власти. Борис Николаевич распорядился связать его с Горбачёвым, но абонент не отвечал. Попробовал созвониться с вице-президентом СССР Янаевым, но тот не пожелал объясняться.

– Нужно созывать внеочередной съезд Верховного Совета РСФСР, – сказал Хасбулатов.

– Нужно, – согласился Ельцин. – А пока собери всех наших, и побыстрее. Кто уже здесь – пусть не уходят, сидят здесь. Предупреди – в городе их арестовать могут.

Перед Белым домом стали собираться люди, а через некоторое время за окном раздался звук приближающихся танков.

Руслан Хасбулатов.

Руслан Хасбулатов.

РИА Новости

Фото:

Кто уговорил президента подняться на танк и зачитать обращение с брони

Кто прислал к Белому дому танки, остаётся загадкой. Многие москвичи в этот день видели грозные машины на улицах – они шли, чтобы взять под контроль стратегические для города объекты – электростанции, ТЭЦ,  ядерные реакторы на Живописной улице. Как рассказывал член ГКЧП маршал Язов, бронетехнику к Белому дому он не посылал. Точно известно, что от бронетехники возле здания парламента ни один человек не пострадал. Жертвами боевых машин стали трое москвичей в других концах города.

Борис Ельцин не планировал выступать с танка, а подошёл к нему, только чтобы узнать намерения экипажа. Когда стало ясно, что танкисты настроены миролюбиво и скорее сами нуждаются в защите от недружелюбных защитников Белого дома, первый президент России оказался на броне. О том, благодаря кому состоялось выступление  Ельцина с танка, участники события спорят.

– Советовать мог кто угодно, там и Пономарёв крутился, и Хасбулатов. Вопрос: кто ему помог залезть? – сказал Metro Александр Коржаков, начальник охраны президента в 1991 году. – Ельцин был сильным мужиком, как медведь, но в свои 60 лет уже стал и неуклюжим, как медведь. К тому же у него пальцы на руке отрезаны – цепляться нечем. Поэтому если бы мы с Витей Золотовым не решили ему помочь – не бывать  Ельцину на танке. Сначала мы вдвоём подсадили его снизу, потом Витя тащил сверху, а я снизу подталкивал.

– Это я предложил Ельцину выступить на танке. Он засомневался, и тогда я сказал, что если вы не пойдёте, то я пойду. Только кто тогда будет в России главным? Он подумал, сказал что-то Коржакову, – рассказывает Metro Руслан Хасбулатов. – Текст воззвания был у меня с собой. Когда пришли танки, мы как раз сидели в кабинете Ельцина и сочиняли обращение к народу о том, что не поддерживаем ГКЧП и требуем вернуть законного президента СССР Горбачёва. Я его записывал от руки. Тут услышали грохот из окна, вбежал испуганный Коржаков. "Танки", – говорит. Мы спустились к подъезду, чтобы разобраться в обстановке, а обращение я положил в карман. Поговорили с командиром танкового подразделения майором Евдокимовым, тут я и говорю Ельцину: "Танк, конечно, не ленинский броневик, но вокруг журналисты набежали со всего мира, вот обращение – можно зачитывать". А потом мы вернулись в Белый дом.

Александр Коржаков.

Александр Коржаков.

РИА Новости

Фото:

10% россиян считают, что члены ГКЧП виноваты в госперевороте, по данным опроса ВЦИОМ. Для сравнения: 25 лет назад их обвиняли до 70% опрошенных.

Речь Ельцина 19 августа

"Граждане России! В ночь на 19 августа отстранён от власти законно избранный президент СССР. Мы имеем дело с антиконституционным переворотом.  Это подрывает престиж СССР. Руководство России объявляет незаконным захвативший власть так называемый комитет.  Требую дать возможность президенту СССР Горбачёву выступить перед народом. Призываю граждан России не подчиняться решениям комитета и дать достойный ответ путчистам. Обращаюсь к военным с призывом не участвовать в перевороте".

Чтобы собрать митинг, пришлось обмануть Ельцина

После выступления с танка Ельцин сотоварищи вернулись в его кабинет и стали думать, что делать дальше. Тогда и разгорелся спор между руководителем "Демократической России" Львом Пономарёвым и президентом.

– Я говорил, что сегодня к Белому дому люди пришли самоходом, их никто не организовывал. Но заморосил дождь, похолодало, и они расходятся, нужно завтра собрать их вновь, – рассказывает Metro Пономарёв. – Я был прав: следующий день показал, что именно массовый митинг 20 августа, когда десятки тысяч остались защищать Белый дом на ночь, вынудил ГКЧП отступить. Но Ельцин сначала не хотел меня слушать, говорил, что теперь мы сами доведём дело до конца и что если мы снова выведем людей на улицы, то подставим их под удар милиции и армии. А я ему отвечал, что если народа не будет, то нас всех могут потихоньку арестовать, и это как минимум. Ельцин повторил снова:  "Не хочу быть причиной того, что ГКЧП применит силу против людей или даже начнёт стрелять в народ. На том мы и разошлись. Он остался в Белом доме, а я пошёл в мэрию. И придумал такую хитрость – позвонил оттуда Ельцину и сказал, будто мне точно известно, что московская милиция не будет подчиняться ГКЧП, а только мэру. А в том, что армия не готова стрелять, мы уже убедились на примере танков у подъезда. Так со второго захода Ельцин дал согласие, и мы стали обзванивать активистов, собирать народ на завтра.

Пономарёв блефовал, но в итоге его предположение подтвердилось. Часть горожан решила собраться у здания Моссовета на Тверской, 13, и оттуда двинуться к Белому дому колонной. Милиция их сопровождала, но не трогала.

Лев Пономарев.

Лев Пономарев.

РИА Новости

Фото:

Танкисты-"предатели"

– Командир танкового подразделения майор Сергей Евдокимов рассказывал мне, что у него не было связи, – вспоминает для Metro Руслан Хасбулатов. – Когда Ельцин выступил, майор понял, что танки зажаты в толпе и не могут двинуться. Он приказал бойцам закрыть люки и пошёл в Минобороны спросить, что делать.

Без командира танкисты совсем растерялись. Бесконечно сидеть замурованными  было невозможно, и они стали вылезать.

– На них сначала кричали, бросались чем-то. Они перекрикивали толпу объяснениями, что не хотят стрелять, –  говорит Хасбулатов. –  Потом их оставили в покое. Позже их попытались обвинить, что предали кого-то. А они танки не могли просто так бросить и уйти.

"Мы знали, что спецназ готов штурмовать Белый дом. Им хватило бы 15 минут. Ельцин попросил, чтобы женщины ушли домой", Виктор Золотов, охранник Ельцина в 1991 году, – каналу "Россия 1"

Людей звали на баррикады из метро

Михаил Шнейдер в 1991 году – помощник председателя Моссовета

Михаил Шнейдер.

Михаил Шнейдер.

РИА Новости

Фото:

Многие москвичи узнавали о перевороте в вагонах метро. Машинисты на станциях объявляли примерно следующее: "Товарищи! В нашей стране произошёл незаконный захват власти людьми, которые хотят лишить нас свободы. Если вы можете – приходите поддержать закон и демократию к зданию Верховного Совета России. Проезд до станций "Улица 1905 года" или "Баррикадная".

О том, как удалось убедить машинистов призывать людей к Белому дому, Metro рассказал Михаил Шнейдер:

– У движения "Демократическая Россия" была разветвлённая сеть координаторов. Я обзванивал старших по районам, они – ещё по пять человек каждый, и так далее. Но мобильных телефонов тогда не было, поэтому за несколько часов собрать митинг таким способом было невозможно. Обзвоном людей занялся Пономарёв – и это дало результат к 20 августа.

А защищать Белый дом требовалось уже 19 августа. В моём кабинете в мэрии мы сочинили короткую листовку с призывом приходить к парламенту, размножили её на ксероксе и пошли раздавать по городу. Через пару часов я дошёл до Белого дома – там одни журналисты, простых горожан очень мало. На обратном пути в мэрию у меня и возникла мысль обратиться к людям по громкой связи в метро. Сделали новую листовку – в небольшое обращение к машинисту с просьбой зачитать текст, который прилагается. Прикинули, как рационально расставиться по станциям, и все пошли в подземку. Каждый вставал у первого вагона, во время остановки стучался к машинисту, очень быстро объяснял, что к чему, вручал листовку и ждал следующего поезда. Половина машинистов соглашались, а на следующий день объявляли уже все.

Фото на память: как сложилась судьба членов ГКЧП

На этом снимке – олицетворение ГКЧП: те пятеро, кто дал знаменитую пресс-конференцию об отстранении президента СССР Горбачёва от власти. Сегодня никого из участников переворота уже нет в живых.

На этом снимке – олицетворение ГКЧП: те пятеро, кто дал знаменитую пресс-конференцию об отстранении президента СССР Горбачёва от власти. Сегодня никого из участников переворота уже нет в живых.

РИА Новости

Фото:

1. Борис Пуго, Министр внутренних дел СССР(по центру)

Генерал-полковник не дождался ареста. 22 августа 1991 года за ним выехала группа во главе с председателем КГБ РСФСР Виктором Иваненко, в качестве понятого привлекли Григория Явлинского. Дверь им открыл тесть Бориса Пуго, а сам генерал и его жена уже застрелились. Глава МВД оставил предсмертную записку и пустил себе пулю в голову, следом покончила с собой супруга. В записке Бориса Пуго говорилось: "Простите меня, всё это ошибка! Жил я честно – всю жизнь".

2. Геннадий Янаев, вице-президент СССР(справа от Пуго)

22 августа был арестован в своём кабинете и доставлен в следственный изолятор города Кашина, оттуда переведён в "Матросскую Тишину". При этом от должности вице-президента отстранён не был вплоть до распада СССР. В январе 1993 года, как и другие члены ГКЧП, освобождён под подписку о невыезде, а в январе 1994 года амнистирован. Стал работать консультантом Комитета ветеранов и инвалидов государственной службы, создал Фонд помощи детям-инвалидам, преподавал в Российской международной академии туризма. Опубликовал свои дневники, которые ему разрешали вести в изоляторе. В них говорилось, в частности, что Горбачёв сам предложил Янаеву отстранить себя от власти, когда понял, что не справляется.

3. Василий Стародубцев, председатель Союза аграриев (слева от Пуго)

За короткое время в ГКЧП успел написать указ "О спасении урожая". Был освобождён из-под стражи  под подписку раньше других членов ГКЧП – в 1992 году. Его считали невиновным в организации переворота. В 1993 году избран в Совет Федерации, затем дважды становился губернатором Тульской области, после чего ещё дважды избирался депутатом Госдумы. Незадолго до смерти рассказал автору этого текста, почему вошёл в ГКЧП: "Я видел, что на продовольственном рынке происходит буквально диверсия. В московских магазинах на полках нет ничего, кроме хозяйственного мыла, в провинции ситуация чуть-чуть лучше, но всё равно очень голодно. При этом склады затоварены продовольствием, урожай погибает, потому что его некуда складывать и никто не вывозит. Я рассказал об этом Янаеву, он спросил, могу ли я возглавить сельское хозяйство? Я ответил, что да. Потом мы не виделись, и вдруг мне звонят, говорят, что Янаев приглашает. Прислали за мной машину. И привезли сразу на пресс-конференцию. Там я и узнал, что меня взяли в ГКЧП".

4. Олег Бакланов, 1-й зампред Совета обороны СССР (крайний справа)

Фактический хозяин всей ракетно-космической отрасли СССР и ядерного оружия, позже он рассказывал о своём участии в ГКЧП так: "Я встал на защиту нашего государства". После провала путча он поехал отдыхать в санаторий "Барвиха", где и был арестован на день позже всех остальных. Вернуться в ракетный комплекс он не мог почти 15 лет, а его любимое детище – проект многоразового космического корабля "Буран" – закрыли. Но заниматься политикой Бакланову никто не мешал. В разное время он входил в руководящие органы разных партий, был советником вице-спикера Госдумы Сергея Бабурина. И всё-таки в 2005 году он вернулся в профессию и возглавил военно-космическую корпорацию "Рособщемаш".

5. Александр Тизяков, зампред правительства СССР (крайний слева)

Как и Стародубцев, вышел из-под ареста раньше других. Куратор всей российской промышленности к заговору не был причастен, а лишь согласился присоединиться в качестве управляющего отраслью. После освобождения вернулся в родной Екатеринбург и занялся бизнесом.

Ключевых фигур ГКЧП на пресс-конференции не было

Валентин Павлов, премьер-министр СССР

Валентин Павлов.

Валентин Павлов.

РИА Новости

Фото:

Взял на себя вину за создание ГКЧП, но арестован не был. В момент путча находился в больнице и лечился до амнистии. Получив помилование, работал советником в банках.

Владимир Крючков, председатель КГБ СССР

Владимир Крючков.

Владимир Крючков.

РИА Новости

Фото:

Именно он считается организатором ГКЧП. После амнистии возглавлял организацию ветеранов КГБ, в октябре 1993 года предупредил парламент о подготовке расстрела. Стал советником директора ФСБ, когда спецслужбу возглавил Владимир Путин.

Дмитрий Язов, министр обороны СССР

Дмитрий Язоев.

Дмитрий Язоев.

РИА Новости

Фото:

После амнистии уволен с военной службы с почестями – награждён именным пистолетом и назначен советником Генерального штаба, где работал до конца жизни. Автору этого текста он рассказывал: "3 августа Горбачёв собрал всех и сказал, что едет в отпуск и вернётся через неделю. Но прошло уже две, а он не возвращается. Пытались дозвониться – не отвечал. Полетели к нему, Горбачёв уделил две минуты. Говорит: "У меня приступ радикулита, я в Москву не полечу". Крючков мне тогда сказал взять под контроль Кремль, телевидение, водопроводные станции. Я это сделал. Но танки к парламенту не посылал".


Вопрос – ответ. Андрей Нечаев, после путча стал министром экономики России

Андрей Нечаев.

Андрей Нечаев.

РИА Новости

Фото:

- Говорят, что это вы познакомили будущего руководителя "правительства рыночных реформ" Егора Гайдара с Ельциным во время августовского путча. Правда?
- Я предложил Гайдару пойти к Белому дому. Вместе, всем Институтом экономической политики, где Гайдар был директором, а я – его заместителем. Он согласился. А с Ельциным он уже познакомился сам. Борис Николаевич пригласил Гайдара в свой кабинет, а я остался на улице, где-то возле танков. Интересно, что в первый день было совсем не страшно. А вот 20 августа, когда над Садовым кольцом летали трассирующие пули, а мы начали строить баррикады против следующей "порции" танков, чувство тревоги было острым. Тогда Ельцин попросил меня написать ему предложения, как "выкурить" путчистов из Кремля. Я передал ему записку, что способ только один: договориться с мэрией, чтобы им отключили электричество, воду и, главное,  канализацию.

- Члены ГКЧП пообещали, что чрезвычайное положение позволит ликвидировать дефицит товаров и возродить умирающую экономику. Как думаете, у них могло бы получиться?
- В их воззвании говорилось, что они добьются изобилия и остановят рост цен, но не объяснялось как. А они этого и не знали. И не могли знать. Они же сами были у власти и до ГКЧП, и это они довели экономику до такого состояния.

А после путча республики стали выходить из Союза и прекращали платить в общий бюджет, но по инерции получали последние деньги из него. Горбачёв отправил в отставку правительство СССР и назначил новых министров, которые знали ситуацию ещё хуже прежних, но правительству России работать мешали. На ней повисли все долги Союза, а она качала нефть за границу совершенно бесплатно. Этими деньгами до конца года распоряжалось последнее союзное правительство.

Когда я стал министром, то ужаснулся: я знал, что плохо, но не ожидал, что настолько. Все золотовалютные запасы России составляли 20 млн долларов. Для сравнения: сегодня (в кризис) они в 30 тысяч раз больше. Тех денег, которые были у нас тогда, сейчас хватило бы всего на несколько минут жизни страны. Мы могли оплачивать только инсулин тем, кто без него умер бы. Сейчас мы обеспечиваем зерном себя и продаём его за границу, а тогда мы покупали хлеб. СССР импортировал 45 млн тонн зерна в год, а денег на это не было, хлеб закупали за счёт кредитов. После путча эти кредиты заморозили, денег на хлеб не стало.

От нас потребовалось открыть все рыночные "шлюзы", чтобы хоть какие-то деньги и товары пошли в Россию. Как люди продавали семейные драгоценности, чтобы купить еду, так первое время делало и правительство. К счастью, это продолжалось не очень долго. Постепенно мы начали исправлять ситуацию, но люди жили очень тяжело. К 1992 году дефицита продуктов и товаров первой необходимости уже не было, но всё ещё стоило очень дорого на фоне тех зарплат, которые тогда были.

- Если бы путч победил, удалось бы членам ГКЧП уберечь СССР от окончательного распада?
- Возможно, но для этого пришлось бы применять военную силу против мирного населения и очень жестокие методы подавления. К тому времени уже были попытки применить силу в Грузии и Прибалтике, но это только усилило решимость этих республик отделиться. Значит, пришлось бы прибегать уже к настоящему массовому террору... Я думаю, что если бы не путч, то, возможно, несколько республик удалось бы сохранить в составе Союза добровольно и без применения силы. Но ГКЧП своими неуклюжими действиями поставил крест и на этих надеждах. К счастью, нам удалось удержать от распада хотя бы Россию