41-летняя учительница из Улан-Удэ Ирина Раменская на днях покинет больницу, куда она в тяжёлом состоянии попала после нападения ученика. На сайте "Change.org" подана петиция – Ирину Леонидовну предлагают представить к "Ордену Мужества". Несмотря на серьёзное увечье, она пыталась спасти детей.

– Ирина Леонидовна поступила к нам с открытой раной головы, – рассказывает Metro пресс-секретарь Республиканской клинической больницы скорой помощи им. В.В.Ангапова Дора Хамаганова. – Ей наложили восемь швов. У неё был болевой шок, сильные головные боли, а также незначительные ожоги ног. Сейчас она чувствует себя намного лучше, нейрохирурги её полностью обследовали и оказали всю необходимую помощь. С ней работает клинический психолог. На днях Ирина Леонидовна выпишется.

Педагог твёрдо намерена вернуться в школу, где преподаёт вот уже 19 лет – почти половину жизни. Она совершенно не мыслит себя без детей.

– Все задают вопрос, выйду ли на работу, – говорит Metro Ирина Леонидовна – Не может быть другого ответа – выйду, как только поправлюсь. Многие говорят, мол, бросай школу. Спрашивают, как я туда вернусь. Но я себя так настраиваю – если не пойду, будет ещё хуже, и я не выйду из этого психологического состояния. Не хочется забиваться в угол. Да и психологи говорят, первый шаг на пути к поправке – пойти в школу, ведь там много детей, которые меня ждут. Директор уже звонил, говорит: "Вы уже такая бодренькая, разговариваете!" (смеётся). Очень рада, что меня поддерживают, даже люди, которые меня совсем не знают, со всей России!

За то долгое время, что Ирина Леонидовна преподаёт в школе, она не заметила, чтобы дети как-то сильно изменились, стали злее, грубее.

– Дети остаются детьми, – говорит она. – Может, поменялись их интересы, стало много соцсетей, Интернета. Но это всё те же дети, с которыми работаешь. И работа приносит только радость, что бы ни произошло. Всегда, когда смотришь на детей, на их улыбки, понимаешь – не зря в школе работаешь.

Тот роковой день, 19 января, Ирина Леонидовна не любит вспоминать. Шёл второй урок, ребята-семиклассники обсуждали повесть Николая Гоголя "Тарас Бульба". Неожиданно открылась дверь и школьник Николай (имя изменено, - прим. ред) метнул ей в голову стеклянную бутылку с зажигательной смесью. Удар пришёлся по касательной. Ирину Леонидовну сильно оглушило, была снесена часть кожного покрова головы.

– Ничто не предвещало беды, – говорит учительница. – Знаете, для меня этот урок до сих пор продолжается. Дверь открывается и открывается... Я до сих пор не вышла из состояния шока, до сих пор со мной работают психологи. Так вот, открывается дверь... И тут я почувствовала сильный удар по голове. Вначале не поняла, что произошло. Был взрыв, началось задымление. Я встала, стала выводить детей, и тут почувствовала, что голова горит. Схватилась за неё, сделала 3-4 шага по кабинету. Подумала, что на голове что-то взорвалось, как будто по ней что-то горячее разлили. Как сказали потом врачи, это была кровь, у меня началась сильная головная боль. В это время дети выходили из кабинета, ничего не было видно из-за дыма.

Тогда Ирина Леонидовна поспешила к детям, начала выводить их. Она не думала, что за дверью их всех ждёт продолжение кошмара:

– Я вышла и увидела подростка с топором. Он размахивал им над детьми, но я не видела, чтобы он рубил их. Девочка там ещё лежала. Я постаралась детей назад отвести. Уже плохо помню, что было дальше. Я не теряла сознание, но всё было как в тумане. Я делала всё, что могла в той ситуации, пыталась как-то сберечь детей. Никак не ожидала, что нас что-то ждёт за дверьми ещё и после взрыва. С трудом помню, что со мной было потом. Как очнулась, уже никого не было, всё было в дыму, кабинет горел. Мальчика с топором уже не было. Я увидела вдалеке учителей, которые бежали мне навстречу. Я просила о помощи. Они подбежали, подхватили меня и спросили, как это я не задохнулась. Мне было уже очень плохо. А Николай, видимо, побежал тогда за детьми по лестнице, нанёс им раны топором. Тяжело всё это вспоминать. Сердце до сих пор сжимается, когда рассказываю, слёзы текут.

На следующий день после того, как Ирина Леонидовна попала в больницу, к ней приехал ученик 11-го класса Егор (имя изменено, прим. ред) и привёз ей подарки. В день трагедии Егор вынес из школы одну из пострадавших девочек, а также запер выход из учебного заведения, когда на улицу пытался прорваться школьник с топором.

– Мне рассказали, что он поступил как взрослый человек, не растерялся, помогал детям, – говорит Ирина Леонидовна. – А в субботу утром он пришёл ко мне в палату. Знаю, он учится в классе с моим сыном. Всегда идёт первым на помощь, уже не в первый раз было такое с его стороны.

В результате нападения на школу сильно пострадала не только Ирина Леонидовна, но и ещё две ученицы. Одной из них нападавший пытался отсечь кисть.

– Благодаря совместной операции петербургских и бурятских врачей удалось сохранить руку девочке – у неё отрубленные два пальца висели на крохотных кожных лоскутках, – рассказывает Metro Дора Хамаганова. – Операцию делали в течение шести с лишним часов. Ей предстоит долгая реабилитация, хотя чувствительность одного из отрубленных пальцев полностью восстановлена, кровообращение нормализовалось, суставы и мельчайшие сосуды полностью восстановлены.

Ещё одна ученица была введена в состояние медикаментозной комы – сейчас она по-прежнему в тяжёлом состоянии, но в целом ей стало лучше.

– Она поступила к нам с открытой черепно-мозговой травмой, – поясняет Дора Хамаганова. – У неё была большая кровопотеря, он успел ей рассечь голову острым туристическим топором. Сейчас у неё стабильное состояние благодаря своевременному вмешательству бурятских нейрохирургов БСМП. Ей отключили на днях аппарат искусственной вентиляции легких, она пришла в себя и начала разговаривать.

Сам Николай, напавший на класс с топором, тоже оказался в больнице в тяжёлом состоянии, с множественными ножевыми ранениями, которые он нанёс сам себе, при этом ему была оказана вся необходимая медицинская помощь. Согласно постановлению Советского районного суда, он этапирован под конвоем в СИЗО.

Ирина Леонидовна сейчас совсем не думает о том, как должен быть наказан Николай, а также его сообщники.

– Над делом работают следователи, они и решат, – считает педагог. – Не знаю, какие у них были причины. Будь возможность о чём-нибудь их спросить, я бы задала вопрос: что же их сподвигло на такую жестокость. Что касается Николая, никаких странностей за ним не замечала. Нормальный, спокойный мальчишка, как все. У меня с ним никогда конфликтов не было. Я давно знаю этих детей, ещё с пятого класса. Для меня это всё вообще было неожиданно...

Отметим, что прилёт санкт-пербургских хирургов был организован при поддержке министра здравоохранения России Вероники Скворцовой и главы Бурятии Алексея Цыденова. Вильям Хачатрян, президент Общества детских нейрохирургов России, отметил высокий профессионализм бурятских врачей БСМП, оказавших квалифицированную экстренную помощь пострадавшим детям и Ирине Раменской ещё до приезда коллег.

Благодарим за помощь в подготовке материала Дору Хамаганову