Сегодня в солнечном Беслане всё спокойно. Дети беззаботно прогуливаются по улицам, смеются и едят мороженое. И практически ничего уже не напоминает о  тех страшных днях…  кроме ветхого здания школы с выбитыми окнами в самом центре. 15 лет назад возле него собрался чуть ли не весь город – у каждой второй семьи в заложниках оказался родственник или близкий друг. И даже спустя 15 лет сердцах участников событий живут страх и тяжёлые воспоминания.

– После теракта я стала не выносить большого скопления людей – хочется как можно скорее выбраться,  – рассказала сопредседатель комитета "Матери Беслана" Анета Гадиева, потерявшая  дочь Алану.  – А ещё я стала бояться бородатых мужчин.  Понимаю, что это нормальные люди, но где-то там, в подсознании, что-то срабатывает...

По словам Анеты, она старается не зацикливаться.

– Недавно в нашем подъезде случился неприятный инцидент – парень напал на девушку в лифте. И вы не представляете, что со мной было. Я готова была разорвать этого человека, если бы столкнулась с ним. Не ожидала от себя такой реакции! Стала читать дочери Милане (на момент теракта ей был год) нотации, но… наверное, надо научиться отпускать такие ситуации, как-то жить дальше.

Сейчас Анета продолжает заниматься делами комитета "Матери Беслана" – помогает жертвам теракта с реабилитацией, с устройством в вузы и на работу.

Трагедия изменила характеры потерпевших.

–  Я всегда была душой компании, танцевала на праздниках, любила повеселиться. А после теракта настала новая жизнь,  –  рассказала учительница местной школы Марина Пак (теракт унёс жизнь её дочери Светы).  – Теперь я не могу бурно выражать эмоции. Много лет не танцевала, а недавно нас с сыном пригласила на день рождения подруга дочки. И, когда дело дошло до танцев, я увидела в её глазах мольбу: "Сделай это ради меня". И я вышла, несмотря на какое-то угрызение совести. А потом села за стол и подумала: "А почему мне должно быть стыдно?" У меня подрастает сын, и, если я взяла на себя ответственность за его жизнь, нужно создать для него благоприятную среду, где много радости и любви.

После сентября 2004-го горожане, которых так или иначе коснулась трагедия, сплотились: они стараются поддерживать друг друга. А кто-то из тех, кого беда обошла стороной, попытался как можно быстрее забыть о случившемся.

– Сейчас разговоров о теракте всё меньше. Мне кажется, многие местные забыли о нём уже на следующий год, – поведал Metro водитель такси, пожелавший остаться неизвестным.  – Некоторые озлобились. Были и такие меркантильные людишки, которые говорили: "Вот если бы мой ребёнок там оказался, мы бы тоже денег подзаработали". Как так можно вообще?  В школе погибли мои друзья, поэтому лично я всегда буду помнить те жуткие дни.

Сохранить память о теракте, чтобы кошмар больше не повторился в нашей стране, – главная задача выживших.

 – Мы, спасённые, должны жить ради тех, кто погиб, во имя их памяти. Жить в мире, радости и любви,  – говорит бывшая заложница Амина Сабанова (на момент теракта ей только исполнилось 8 лет). – У меня после "Беслана" выработалась хорошая привычка – я не грущу и не унываю. У меня просто нет права на депрессии. Я вижу свою миссию в том, чтобы творить добро и жить, несмотря ни на что.

334 человека погибли во время трагедии в Беслане, в том числе 318 заложников, из которых 186 – дети. Было уничтожено 28 террористов.

Читайте также:

Одна из матерей Беслана всё ещё надеется, что дочь вернётся


Факты о Беслане:

  • Единственным человеком, которого террористы пустили в захваченную школу для переговоров, был экс-президент Ингушетии Руслан Аушев. Он убедил преступников отпустить 24 человек – женщин с грудными детьми.
  • Единственным требованием был уход Российской армии из Чечни и признание её независимости. Аушеву передали записку, которую якобы написал Шамиль Басаев.
  • 1 сентября некоторым заложникам дали позвонить родным, чтобы те препятствовали возможному штурму.
  • 3 дня заложникам не  давали еды и воды.
  • Из 32 террористов после штурма в живых остался один – Нурпаша Кулаев. Он был арестован и в мае 2005 года приговорён к пожизненному заключению.