19-летний любитель острых ощущений Марк Семёнов готовился к опасному трюку около месяца.

– Впервые идея возникла вообще пару лет назад, – рассказал  Metro экстремал. – Мы с товарищем шли возле этих домов, и был разговор, что круто было бы перепрыгнуть.  Потом я о нём забыл, но недавно вспомнил и понял, что мой уровень катания вырос настолько, что я могу это сделать легко.

По словам Марка, он немного удивлён вниманием СМИ – видео, мол, записали в первую очередь для велосообщества, для узкого круга людей.

– Хотя, конечно, насколько я знаю, никто такого прыжка не делал, – говорит экстремал. – Я искал в Интернете и не нашёл – ни в России, ни за рубежом.

Прыжки с крыши на крышу – не главное занятие Марка. В то время, когда не вырабатывает адреналин, он учится в вузе на тренера. Во время подготовки к прыжку вариант падения с высоты десятого этажа Марк даже не рассматривал, хотя трюк был выполнен без страховки.  

– Когда готовишься, о таком вообще лучше не думать, – уверен экстремал. – Во время подготовки всё было сто раз на земле просчитано и опробовано, была стопроцентная, ну, почти стопроцентная уверенность, что я долечу.

По словам Марка, даже если бы байк не подлетел на трамплине, а почему-то в него уткнулся, то и тогда инерции движения должно было хватить для того, чтобы  человек перелетел на другую крышу.

Во время исполнения опасного трюка у парня была группа поддержки – люди стояли внизу, блокируя улицу, через которую прыгал велобайкер. Так что, если бы что-то пошло не так, никто из случайных прохожих не пострадал бы.

– Я сделал этот прыжок для себя, чтобы испытать себя, сделать что-то, что смогу надолго запомнить, – говорит Марк. – Даже если у моего видео будет пять просмотров на  YouTube, я смогу через тридцать лет пересмотреть и сказать: "Вот что я мог сделать!" Воспоминание о молодости.

Кстати, родители Марка "подвиг" сына не оценили. Ему попросту влетело.

– Я сам показал видео отцу, и его реакция была... не очень хорошей, – рассказывает Марк. – Родители не знали, что я к этому готовился, даже представить не могли, что что-то подобное сотворю. Но, мне кажется, ни один родитель не оценил бы это положительно – все волнуются за своих детей. Не буду повторять, что именно мне сказал папа... В итоге мы договорились, что я так больше делать не буду.