В первом чтении закон был принят ещё в 2016 году предыдущим составом Госдумы и с тех пор лежит без движения. Об этом на специальной пресс-конференции рассказали представители общественных организаций. В настоящее время умственно недееспособный человек, или "ментальный инвалид", если у него нет родных, способных за ним ухаживать, попадает под опеку государства в лице псих­интерната. В этом случае фактическим опекуном и властителем судеб становится директор заведения.

– Это закрытая система, где интернат сам у себя заказывает услуги по содержанию человека, – говорит председатель

Синодального отдела по благотворительности, епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон. – Как тут избежать злоупотреблений?  Ну, все мы люди грешные, напомню. Да и в Бога не все верят, кто-то сомневается и, когда никто не видит, начинает химичить.

Президент благотворительной организации "Перспективы" Мария Островская не была так дипломатична. Она прямо назвала психинтернаты тюрьмами.

Её поддержала соучредитель благотворительного фонда "Я есть" актриса Ксения Алфёрова.

- Эти люди ничего плохого не сделали, а их посадили в тюрьму, – сказала она. – Они там просто лежат на койках и смотрят в потолок, а могли бы жить эти "овощи", каковыми их считают в администрации интерната.  

– Я сестра молодой женщины с аутизмом, – напомнила топ-модель и основательница фонда помощи детям "Обнажённые сердца" Наталья Водянова. – Когда она родилась, мама сделала выбор не в пользу комфорта, а в пользу Оксаны. Маме говорили, что девочка и 10 лет не проживёт. Да, в интернате она бы и не прожила! А сейчас ей 31 год, и у неё есть друзья. Но, если со мной и мамой что-то случится, Оксана попадёт в интернат...
 
Все только за

Внесённый почти 4 года назад законопроект предполагает разрешить оформлять опеку над "ментальными инвалидами" общественным организациям, например Церкви или родительским комитетам. Таким образом, опекунов может стать несколько. Сейчас, если, например, у бабушки недееспособный внук достигнет 18 лет, то она должна будет либо взять опеку, а с ней и все расходы по его содержанию, на себя, либо отдать в интернат, лишившись даже права посещать его. Третьего не дано. Если закон примут, то у внука сможет появиться ещё один или несколько опекунов, которые позаботятся о его правах и содержании даже после того, как бабушка отправится в лучший мир.  
– Ситуация странная, – говорит Ксения Алфёрова. – Все с нами согласны, но ничего не происходит. Нам говорят, что ждут от кого-то поправок...
Сам проект после первого чтения, судя по всему, находится в ведении Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей, который возглавляет  представитель КПРФ Тамара Плетнёва. Наталья Водянова попросила её ускорить процесс, от которого зависит судьба тысяч людей.

"Эти интернаты, которые, кажется, ещё при Сталине придумали, иначе как концлагерями назвать нельзя".
Наталья Водянова, основатель фонда помощи детям "Обнажённые сердца"