Metro продолжает цикл "Советы бывалого". Как пережить вынужденное одиночество, рассказывает почётный полярник, вице-президент Ассоциации полярников России Владимир Стругацкий.

Насколько сложен для вас режим самоизоляции?

Сложен. Я очень люблю общение с людьми, и мне этого очень не хватает. Я общительный, компанейский, люблю, когда полный дом друзей, когда мы ходим несколько раз в неделю в гости.
А теперь сижу дома, ни с кем не общаюсь.

Многие сейчас по скайпу даже застолья устраивают…

По скайпу не могу. Если сидим выпиваем, то мне важно быть с людьми рядом. На подобные полумеры я категорически не согласен и очень от всего этого страдаю. Нынешний карантин – он более суровый, чем полярная экспедиция. На полярной станции, даже если там 10–15 человек, вы всё равно всегда имеете возможность пообщаться. Потом, там три раза в день – на завтрак, обед и ужин – вы идёте в кают-компанию. Как в пионерском лагере. Вы общаетесь. Общения хватает, но просто "узок круг этих революционеров". Не хочешь общаться с Ивановым, общайся с Петровым.

Что бы вы посоветовали тем, кто также страдает от одиночества?

Когда я был в Антарктиде – месяцами сидел – получал удовольствие от того, что очень подробно вёл дневники. Думаю, что это и сейчас может быть спасением для многих людей. Ведь в жизни есть масса событий, которые ты хочешь оставить в памяти, а из-за того, что события мелькают, это сложно сделать. Вести дневники – это небывалое наслаждение. Потом читать их. И не для других, а для себя самого – вспоминать какие-то эпизоды из жизни. Кто-то из великих писателей говорил, что каждый человек может написать один гениальный роман. И это роман о его жизни… Почему бы не попробовать написать увлекательную книжку о своей жизни? Я бы это посоветовал.

Вы сейчас ведёте дневник?

Я его всегда веду. Перечитываю… Может, у меня просто недостаточно хорошая память, чтобы хранить события?